Ihre Browserversion ist veraltet. Wir empfehlen, Ihren Browser auf die neueste Version zu aktualisieren.


ПОИСК НА СТРАНИЧКЕ

Актуальное

 

ПРОГНОЗ ПОГОДЫ в Гатчине на МАЙ-2018

 

"СЕМЕЙСТВО ЛЮЦЕ" -  очерк из цикла "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ"

 

"А.С.ЗАГОРЯНСКИЙ-КИСЕЛЬ" -  очерк из цикла "КЛУБ ЗНАМЕНИТЫХ КАПИТАНОВ. ГАТЧИНА"

 

"Н.В.ГРУДИСТОВ" и  "Б.К.СОКОЛОВ" -  очерки из цикла "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ"

 

ПРОГНОЗ ПОГОДЫ в Гатчине на МАРТ-2018

 

"ЛЫТИКОВЫ"  и  "С.Ф.КОЛЧАК" -  очерки из цикла "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ"

 

"М.М.ДУБРОВИН" - очерк из цикла "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ"

  

 

 

Приглашаем Вас посетить наш видеоканал на YouTube:

"ВЛАДИСЛАВ КИСЛОВ. РАССКАЗЫ ГАТЧИНСКОГО КРАЕВЕДА"   

 

 

Утраченные дома старой Гатчины

 

Дом №№ 5 и 7 на Елизаветинской (Достоевского) улице

 

В моей книге «Елизаветинская (Достоевского) улица», изданной в 2010 году, я писал, что дом № 5 был небольшим, одноэтажным и деревянным. Что касается дома № 7, то я тогда вообще не знал каким он был. И вот совсем недавно в интернете появились снимки некоторых гатчинских домов времён фашистской оккупации города (1941 – 1943 годы). Помещённый ниже снимок привлёк моё внимание по двум причинам.

 

 

Во-первых, в центре снимка виднеется небольшое двухэтажное каменное строение с рустовкой по углам. С 1953 года в этом здании (№ 18 по улице Горького) размещалась Гатчинская машино-счётная станция. И хотя в городской газете 1953 года я прочёл, что здание для станции – это восстановленный после фашистской оккупации дом, но мне казалось, что его архитектурный стиль слишком напоминает советские постройки. Однако приведённый выше снимок доказывает, что это – дореволюционное строение, так как постройка каменных зданий в советское (довоенное!) время была событием для города, а никаких упоминаний о таком строительстве мне не попадалось.

Во-вторых, стоящий в левой части снимка двухэтажный дом – это, по всей видимости, дом № 7 на улице Достоевского (бывшей Елизаветинской).

На уже ранее имеющемся у меня фото конца ХIХ века (качество снимка, к сожалению, плохое) можно разобрать, что в правой части, на переднем плане, вдоль Елизаветинской улицы стоит одноэтажный деревянный дом, а за ним, за улицей Бомбардирской – одноэтажный деревянный дом с мезонином. Первый дом – это утраченный в 1990-х годах дом № 3. А второй – по-видимому дом № 5 по Елизаветинской улице.

 

 

Приходится писать «по-видимому», так как на снимке 1943 года угол улицы, где должен был находиться дом № 5, выглядит совсем иначе: на самом углу нет никакого дома, а двухэтажный дом (№ 7?), хотя и стоит почти по красной линии улицы, но на снимке конца ХIХ века его не видно.

Однако, сопоставив эти две фотографии, всё-таки можно представить как когда-то выглядела эта часть улицы Елизаветинской (Достоевского) и дома №№ 5 и 7, занимающие весь участок от Бомбардирской (Горького) до Багговутовской (Карла Маркса) улицы.

 

Дом № 5/16 на Елизаветинской улице
(угол Бомбардирской, 16)
Дом Колпакова

 

Дом существовал уже в середине 1890-х годов. В самом начале ХХ века его владельцем стал земский врач Гатчинского медицинского участка Николай Андреевич Колпаков.

Колпаков не только проживал здесь с семьёй, но и сдавал часть помещений под наёмные квартиры.

Н.Э. СумН.Э. СумВ 1910-х годах в доме жил Николай Эммануилович Сум (был зарегистрирован по Бомбардирской улице, 16) – секретарь гатчинских Обществ «Просвещение» и «Любителей природы». Канцелярии Обществ располагались в его квартире. 

Раньше у меня не было портрета Н.Э. Сума. А теперь такой портрет есть и вы имеете возможность увидеть облик этого замечательного гатчинского жителя.

Перечислю ещё некоторых жителей дома. Начну со служащих гатчинских учебных заведений:

Служащий Сиротского института, надворный советник Фёдор Семёнович Мясников и его жена Мария Алексеевна.

Служащий Сиротского института, статский советник Фёдор Мартынович Дрейман и его жена Валентина Сергеевна.

Служащий Реального училища, статский советник Дмитрий Николаевич Баронов.

В доме также жили Константин Алексеевич Николаев (родился в 1870) и его жена Мария Константиновна. Николаев служил старшим ветеринарным врачом 23-й артиллерийской бригады, а жена его была стенографисткой.

Несколько лет в доме жил Михаил Иванович Павлов (1863 – 1911), старший врач 23-й артиллерийской бригады, доктор медицины.

Во время Великой войны в доме нанимал квартиру почётный мировой судья Николай Павлович Милитинский, штабс-капитан, служивший в Петроградском отделении зернохранилища Госбанка.

 

Василий Николаевич Кутузов
(1838 – 1905)

 

В 1904 году в доме поселились отставной статский советник, бывший служащий Петербургского Лесного института Василий Николаевич Кутузов и его жена Надежда Петровна.

Василий Николаевич Кутузов родился в Берлине, в семье псаломщика домовой церкви св. Владимира при Российской миссии. Церковь была освящена в 1837 году в только что отстроенном здании миссии на Унтер ден Линден.

Получив первоначальное воспитание и образование в Берлине, Василий с 1855 года обучался при Главном педагогическом институте на историко-филологическом факультете. А в 1859 году, окончив курс, получил место младшего учителя во 2-й гимназии в Казани. Интересно, что, проведя детство в немецком Берлине, Василий Кутузов по окончании Педагогического института стал учителем не только немецкого, но и французского языка. Французский он начал преподавать в 1860 году во 2-й гимназии, а с 1862 года в Введенской прогимназии Петербурга.

С 1867 года Кутузову довелось исполнять и другие должности: он служил комнатным надзирателем при пансионате, надзирателем за приходящими учениками, воспитателем.

С 1871 года Кутузов служил воспитателем сперва в Александровском лицее, а позднее – в Технологическом институте, оставаясь при этом ещё и преподавателем 2-й гимназии.

В 1885 году Кутузов стал лектором немецкого языка в Лесном институте. Вместе с женой Кутузов проживал в здании Института.

В 1887 году в Лейпциге он издал книгу «Consideration sus les causes de la grandeur des Romains et de la decadence, par Montesquieu», с примечаниями для классного чтения. Причём это было уже 2-е, исправленное издание.

В Гатчину Кутузов прибыл в начале 1900-х годов, уже находясь в отставке, и жил здесь вплоть до своей кончины. Первым местом его жительства в нашем городе стал дом № 16 на Константиновской (Радищева) улице.

Скончался Василий Николаевич Кутузов 13 декабря 1905 года в возрасте 67 лет. Памятник из чёрного гранита сохранился на городском кладбище до наших дней. Находится он за алтарной частью ныне восстанавливающегося храма Всех Святых. Место это всегда считалось почётным: здесь хоронили священнослужителей и заслуженных горожан.

 

Надгробие В.Н. Кутузова. Фото Галины ПунтусовойНадгробие В.Н. Кутузова. Фото Галины Пунтусовой

Памятник, а точнее надпись на нём, это повод для того, чтобы в очередной раз напомнить, как тщательно историкам и краеведам надо проверять сведения, даже полученные из такого, казалось бы, заслуживающего доверие источника, как справочник «Весь Петербург».

Напомню, что Василий Николаевич Кутузов скончался в 1905 году (и это написано на памятнике), а «Весь Петербург» на 1908 год сообщал, что вдова статского советника Надежда Петровна Кутузова проживала в Петербурге, в Измайловском полку, 12 рота, 37.

А в это время её давно уже покойный муж, согласно тому же справочнику, числился живущим в Гатчине, в доме № 16 на Елизаветинской улице.

В 1913 году справочник называл Кутузова жителем дома № 5 на Елизаветинской улице Гатчины, а в это время вдова его, Надежда Петровна числилась жительницей дома Судакова (№ 49 на Багговутовской улице) в Гатчине.

В справочнике на 1914 год Кутузов по-прежнему считался жителем дома № 5 по Елизаветинской улице в Гатчине, а Надежда Петровна была жительницей дома № 17б на 10-й Рождественской (Советской) улице Петербурга.

В справочниках на 1916 и на 1917 год Надежды Петровны уже не было, а Василий Николаевич Кутузов в 1916 году всё ещё продолжал числиться в Гатчине, на Елизаветинской улице, 5.

Почему Надежда Петровна Кутузова, после кончины мужа переехавшая в Петербург на улицу Дровяную, в дом № 8, так и не сообщила в редакцию справочника об ошибке?

А что произошло с домом № 5 после прихода советской власти? Чёткого ответа пока нет.

Известно, что в 1922 году в квартире № 1 проживал Василий Фёдорович Камкин (родился 12 января 1885), член Городского совета от воинских частей, русский, рабочий, образование низшее, командир 41-го трудового батальона 6-й трудовой бригады. В 1933 году он проживал в Ленинграде, на Лесном проспекте, 33, квартира 159.

Но проживание В.Ф. Камкина именно в строении под номером 5 на улице Достоевского (бывшей Елизаветинской) – под вопросом. Почему? Об этом читайте ниже, в рассказе о соседнем доме № 7.

Так что судьба дома № 5 после 1916 года пока неизвестна. Возможно, строение было утеряно во время Революции или Гражданской войны. Во всяком случае, на фотографии периода 1941 – 1943 годов углового дома № 5 нет. Мне также не встретилось документов, однозначно подтверждающих существование этого дома в довоенный период.

 

Дом № 7/50
(угол Багговутовской, 50)
Дом Максимович. Дом Колпаковой

 

Двухэтажный деревянный дом в 1895 году уже принадлежал вдове коллежского секретаря Феликса Максимовича, Матильде Христофоровне Максимович. В 1898 – 1900 годах в доме жила также её дочь, Вера Феликсовна Максимович. Максимовичи проживали в доме до 1911 года, а затем продали его Софье Ивановне Колпаковой, жене земского врача Гатчинского медицинского участка Николая Андреевича Колпакова, который в это время был владельцем соседнего дома № 5. Супруги Колпаковы некоторое время жили в доме № 7.

Из известных жителей дома отмечу прежде всего семью младшего врача Гатчинского Кирасирского полка Владимира Эрнестовича Пиккеля (1869 – 1942). В Гатчине семья Пиккелей породнилась с семьёй старшего врача Кирасирского полка Александра Александровича Иванова (1865 – после 1920). 

Ещё одним жителем дома был офицер 23-й артиллерийской бригады М.Д. Позняк, краткий рассказ о котором помещаю ниже.

 

Михаил Дмитриевич Позняк

(1876 – после 1916)

 

В 1897 году квартиру в доме нанял только что прибывший из Свеаборга, где он служил в местной крепостной артиллерии, подпоручик Михаил Дмитриевич Позняк. В Гатчине он стал офицером 23-й артиллерийской бригады. Михаил происходил из семьи действительного статского советника Дмитрия Михайловича Позняка, который был сыном киевского дворянина, майора Михаила Дмитриевича Позняка.

Отец героя нашего очерка, Дмитрий Михайлович Позняк (1842 – 1896), после окончания Московского университета служил по Министерству иностранных дел, а затем был направлен в Воронеж, где в 1890 – 1893 годах в звании камер-юнкера был вице-губернатором Воронежской губернии. Позднее перебрался с семьѐй в Петербург и вплоть до кончины служил в Главном управлении по делам печати. Дмитрий Михайлович сам был писателем, успевшим написать и издать (в основном в «Русском Вестнике») ряд романов и повестей: «Под облаками», «Сквозь огонь страсти», «Дорогою ценою», «Вражья сила», «Перемелется – мука будет», «В чужой среде», «Жемчуг королевы», «Леночка» и др. Уже на склоне лет, в 1890 году, он успел увидеть изданное в Петербурге Собрание своих сочинений, куда вошло далеко не всё им написанное.

Подпоручик Михаил Позняк, за плечами которого были учёба в Воронежском кадетском корпусе, Михайловском артиллерийском училище и служба в Свеаборге, вскоре освоился на новом месте и через два года к нему в Гатчину переселилась мать, Екатерина Александровна Позняк. Хотя они жили в одном доме, но мать числилась по Елизаветинской, 7, а Михаил – по Багговутовской, 50 (напомню, дом был угловой и выходил на обе эти улицы).

После двух лет жизни в Гатчине мать и сын снова стали жителями Петербурга, но Михаил ещѐ некоторое время оставался офицером 23-й артиллерийской бригады, одновременно обучаясь в Александровской военно-юридической академии. Окончив её в 1905 году, Михаил был назначен военным следователем 1-й Маньчжурской армии. После окончания Русско-японской войны, в чине подполковника, более года был помощником прокурора Киевского Военно-окружного суда, затем – столоначальником Главного Военно-судного управления в Петербурге. Вероятно, к этому времени Екатерина Александровна Позняк скончалась, ибо мне более не удалось обнаружить сведений о ней.

В 1909 Михаил Дмитриевич стал помощником прокурора Московского Военно-окружного суда и покинул Петербург. Потом он участвовал в Великой войне и к 1916 году стал полковником, членом соединённого суда 12-й армии. Дальнейшая его судьба мне не известна.

***

 

Дом № 7 вполне можно назвать «офицерским», ибо в нём, кроме В.Э. Пиккеля (он был, правда, не офицером, а военным врачом) и М.Д. Позняка, проживали и другие военные, а также вдовы военных:

Грибунин Пётр Петрович (1865 – не ранее 1918) – штабс-капитан 23-й артиллерийской бригады. Выпускник Кадетского корпуса, 1-го Военного Павловского училища и Офицерской артиллерийской школы. Службу начал в 1884 году в 98-м пехотном Юрьевском полку в Двинске. В 23-й артбригаде служил с середины 1890-х годов. Проживал в доме № 7 вместе с женой Ольгой Всеволодовной. В 1903 году нанял квартиру на Мариинской (Киргетова) улице, 28, где семья его прожила до 1907 года, когда его назначили командиром 3-й батареи 8-й артиллерийской бригады. В этот период проживания в Гатчине Грибунин был награждён орденами: св. Станислава 2-й степени (1902) и св. Анны 2-й степени (1905).

В 1909 году Грибунин возвратился в Гатчину, на Мариинскую, 28 и получил под своё командование 9-ю батарею, а через год – 6-ю батарею 23-й артиллерийской бригады. Во время Великой войны Пётр Грибунин воевал в составе своей бригады. Воевал храбро, за что был неоднократно награждён (в течение одного года!): мечи и бант к ордену св. Владимира 4-й степени (1915); мечи к ордену св. Анны 2-й степени (1915); мечи к ордену св. Станислава 2-й степени (1915); орден св. Владимира 3-й степени с мечами (1915); орден св. Анны 4-й степени (1915).

В начале сентября 1918 года, в чине полковника, Грибунина арестовали и содержали под стражей в качестве заложника в ответ на «белый террор». Что с ним было дальше мне не известно.

Постников Дмитрий Дмитриевич – капитан 23-й артиллерийской бригады.

Казанцев Михаил Петрович (умер около 1903) – отставной генерал-майор. В 1880-х годах он служил в Средней Азии, был командиром 3-го Туркестанского стрелкового батальона. Оставил записки «От Зеравшана до Таш-Кепри», опубликованные в 1904 – 1905 годах. Состоял в Российском обществе покровительства животным. Жил в доме № 7 в 1890-х годах. В 1900 году переехал в Петербург, где и скончался.

Сырокомль-Василевич Антон Алексеевич – подпоручик (на 1909 год – капитан) 23-й артиллерийской бригады. Во время Великой войны воевал в составе 68-й артиллерийской бригады, награждён Георгиевским оружием (1917). «Красная газета» от 10 сентября 1918 года привела список расстрелянных офицеров, где значились капитан Антон Алексеевич Сырокомль-Василевич и капитан Григорий Васильевич Челищев, тоже бывший офицер 23-й артиллерийской бригады.

Соваж Евгений Иванович (1872 – 1919) – штабс-ротмистр Кирасирского полка в Гатчине. 

Макарова Анна Николаевна – вдова ротмистра.

Франк Мария Антоновна – вдова генерал-майора.

Но можно назвать дом № 7 и «врачебным» домом, так как, кроме уже упоминавшихся Н.А. Колпакова и В.Э. Пиккеля, здесь проживал надворный советник, доктор медицины Константин Иосифович Тарутин (1870 – не ранее 1914), бывший флотский врач, а позднее частный ординатор Глазной клиники профессора Л.Г. Беллярминова при Клиническом Военном госпитале и младший ординатор Петербургской Глазной лечебницы Ведомства Императрицы Марии, директор Центральной фельдшерской школы в Омске.

А ещё в доме жил литератор Фёдор Константинович Шмидт, который в 1913 году был редактором-издателем газеты «Гатчина», причём редакция газеты размещалась в его квартире.

После установления в Гатчине советской власти дом № 7 стал использоваться под коммунальное жильё. И нумерация этого дома, вероятно, изменилась. Вот что было написано в городской газете «Красногвардейская правда» от 9 мая 1937 года:

 

  

Хотя речь в заметке идёт о доме № 5, но это, по всей видимости, всё-таки дом № 7, который был двухэтажным и с полуподвалом, так что вполне мог считаться и трёхэтажным. А настоящий дом № 5 был одноэтажным и, даже с учётом мезонина, на трёхэтажный не тянул. Поэтому логично предположить, что дом № 7 просто сменил нумерацию после утраты дома № 5.

 

ВЛАДИСЛАВ КИСЛОВ

2017 г.