Ihre Browserversion ist veraltet. Wir empfehlen, Ihren Browser auf die neueste Version zu aktualisieren.


ПОИСК НА СТРАНИЧКЕ

Актуальное

 

Прогноз погоды в Гатчине на ДЕКАБРЬ-2018

 

"Г.И.ГРИНЕРВАЛЬД"  -  новый очерк из цикла  "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ"

 

Очерки о династии  ОЛЬДЕРОГГЕ  из цикла  "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ"

 

"Н.С.ВУЛЬФЕРТ-БРАСОВА" - новый очерк из цикла  "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ"

  

Очерки  о  СЕМЬЕ БРУННЕР  из  цикла  "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ. ДИНАСТИИ"

 

"Л.О.ЛИНЕВИЧ",  "В.И.МЕЖОВ"  - новые очерки  из цикла  "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ"

 

В очерк  "СВЕТЛЕЙШАЯ КНЯГИНЯ ЛИВЕН" добавлены фотопортреты княгини

  

 

 

Приглашаем Вас посетить наш видеоканал на YouTube:

"ВЛАДИСЛАВ КИСЛОВ. РАССКАЗЫ ГАТЧИНСКОГО КРАЕВЕДА"   

 

 

Выдающиеся жители старой Гатчины

 

 Федор Федорович Сильман

(1854 – 1926)

Командир легендарного "Корейца"

 

Гатчина – поистине морской город! Сколько здесь всегда было и есть учреждений, связанных с морем, сколько проживало и проживает моряков, славных морских офицеров и адмиралов!

Одним из них был вице-адмирал Федор Федорович Сильман. Родился он 5 января 1854 года. Его отец – финляндец, инженер-полковник Федор (Карл Густав Фредрик) Федорович Сильман, служивший при командующем войсками Харьковского военного округа, мать – Мария Николаевна, в замужестве Сильман. 

 

  

За отличную службу Федор Сильман-старший удостоился нескольких орденов, один из которых – орден св. Владимира 4-й степени с бантом (1871) – давал право получения потомственного дворянства. 22 января 1879 года Федор Сильман и его дети были признаны в потомственном дворянстве и получили собственный герб. Причем герб был утвержден 15 апреля 1881 года в Гатчине!

Из детей Федора Сильмана-старшего мне известны: Федор (5 января 1854), Николай (9 мая 1858) и Эмилия (3 декабря 1860). Федор, как самый старший, первым начал в 1872 году обучение в Морском училище. Окончив его 13 апреля 1875 года, получил направление гардемарином в 3-й флотский экипаж в Кронштадте.

Первый корабль, на котором в 1876 году начал службу гардемарин Федор Сильман – знаменитый фрегат «Светлана». Напомню, что на этом же судне проходил в 1866 – 1867 годах морскую практику будущий вице-адмирал Николай Гаупт.

 

Фрегат «Светлана».
Картина жителя Гатчины, художника-мариниста А.К. Беггрова. 1878Фрегат «Светлана». Картина жителя Гатчины, художника-мариниста А.К. Беггрова. 1878Федор служил отлично и быстро продвигался по карьерной лестнице: в 1876 году стал мичманом; в 1881 году – лейтенантом. Ему довелось служить младшим отделенным командиром в Морском училище, пройти курс обучения артиллерии и минного дела, быть офицером на пароходе-фрегате «Храбрый», крейсере «Владимир Мономах», канонерской лодке «Манджур», крейсере «Память Азова».

5 апреля 1892 года Федора Сильмана произвели в капитаны 2-го ранга «за отличие».

А 13 марта 1893 года он получил под свое командование портовое судно «Могучий» - небольшой кораблик (водоизмещение 813 тонн), но зато первый, который находился в полном распоряжении капитана Сильмана.

«Могучий», спущенный на воду осенью 1891 года со стапелей Невского завода в Петербурге, был одним из кораблей нового типа, предназначенных для буксировки больших судов, спасательных работ и лоцманских нужд.

 

Портовое судно «Могучий» на БалтикеПортовое судно «Могучий» на Балтике

20 февраля 1895 года Сильмана назначили командиром гораздо более крупного корабля: броненосца береговой обороны «Смерч» водоизмещением 1500 тонн и мощным вооружением: двумя орудиями калибра 229 мм, четырьмя – 87 мм и четырьмя – 37 мм.

 

Броненосец береговой обороны «Смерч»Броненосец береговой обороны «Смерч»

6 декабря 1898 года капитан 2-го ранга Федор Сильман стал командиром канонерской лодки «Кореец».

Через год с небольшим началась Китайская кампания 1900 – 1901 годов. «Кореец» и его экипаж покрыли себя в этой войне неувядаемой славой.

 

  

3 июня 1900 года соединенный флот четырех наций (Англии, Франции, Германии, России) подошел к китайскому форту Таку, оборонявшему устье реки на пути к Пекину. Разрушить укрепления форта выстрелами броненосцев эскадры труда не представляло. Но подойти к форту на расстояние огня мешало мелководье. Подобраться к укреплению могли только мелкосидящие суда – канонерки.

В полночь 4 июня шесть канонерок под командованием капитана 1-го ранга Добровольского приблизились к форту. Далее – отрывок из произведения В.Н. Чистякова:

«Вечером 3 июня шесть канонерок (четырех наций) осторожно миновали песчаный бар, тенями скользнули за линию фортов и выстроились по-боевому... Добровольский собрал у себя командиров кораблей и сказал им:

– Господа! Если кто-то из вас еще думает, что нам предстоят несложные учебные стрельбы, тот заблуждается. Пушки на фортах почти все производства Круппа, персонал обучен по-европейски, фарватер отлично пристрелян... Так что предупреждаю – польется кровь!

– Мы военные, — ответил за всех командир «Корейца».

Стрелки часов сошлись на цифре «12». Новые сутки. «Ночь была темная, – писал потом участник тех событий. – Черная длинная линия фортов, грозная и безмолвная, едва была заметна при тусклом сиянии луны...».

Шесть канонерок выстроены в линию. Три русских («Бобр», «Гиляк» и «Кореец»), английская, германская и французская... Люди на постах. Орудия заряжены. Дело теперь лишь за сигналом флагмана...

Но его не потребовалось!

На новом форту сверкнул огонь. Грянул выстрел, и граната, жужжа, пронеслась над «Гиляком». Форты засветились... Наши орудия тоже пришли в действие...

Бой начался! Дистанция «пистолетная» – 900 сажен…

Канонерской лодкой «Кореец» командовал капитан 2-го ранга Ф.Ф. Сильман. По вероисповеданию – православный, по складу характера – спокойный храбрец. Для командира не было предусмотрено броневой защиты, поэтому Федор Федорович гулял по мостику, как по дачной веранде, подверженный всем случайностям...

В 3.15 «Корейца» вдруг резко дернуло на киле – попадание! Тяжелый крупповский снаряд, пронизав тонкую сталь борта, произвел страшное опустошение в жилой палубе, замертво полегли лейтенант Бураков и два матроса... Второе попадание, третье!.. (Потом к ним добавятся четвертое, пятое и шестое, потери составят 10 человек убитыми, более 20 ранеными...). Но не успели еще вентиляторы вытянуть из отсеков едкий удушающий дым, как черный силуэт форта вдруг озарился желто-розовой вспышкой, к облакам взметнулся огненный столб, земля содрогнулась и, кажется, даже вода пошла рябью... Это пущенный с «Корейца» 8-дюймовый снаряд, выстелив пологую траекторию, въехал точнехонько в неприятельский пороховой погреб! На всех канонерках загремело восторженное «ура», матросы повеселели: «Наша берет!...».

За этот подвиг командир судна, Федор Сильман, получил орден св. Георгия 4-й степени. А сам «Кореец» был награжден серебряным сигнальным рожком с Георгиевской лентой и надписью «За отличие при взятии фортов в Таку, 4-го июня 1900 года».

Как знать, не этот ли рожок дал сигнал к выходу «Корейца» в море, когда, несколько лет спустя после сражения во время Китайской кампании, корабль, вместе с гордым красавцем, крейсером «Варяг», вышел в 1904 году в свой последний бой с огромной японской эскадрой?

В Википедии о действиях «Корейца» в этом бою сказано так:

«Русские крейсер «Варяг» и канонерская лодка «Кореец» находились с дипломатической миссией в заливе у города Чемульпо, который был портом корейской столицы Сеул. Там же находились японский крейсер «Чиода» и корабли нескольких нейтральных держав…

Ночью 25 января (7 февраля) японский крейсер «Чиода» без огней вышел с рейда и встретился с подходившей японской эскадрой. 26 января в 4 часа дня, канонерская лодка «Кореец» снялась с якоря и вышла в открытое море. При выходе с рейда Чемульпо лодка… встретила японскую эскадру в составе шести крейсеров («Нанива», на которой держал флаг адмирал Уриу, «Асама», «Чиода», «Ниитака», «Такачихо», «Акаси»), 8 миноносцев 1 класса… При выходе из гавани «Асама» блокировала путь канонерке, а миноносцы выпустили по ней три торпеды, две из которых прошли мимо, а третья затонула в считанных метрах от борта, показав рули. На «Корейце» был подан сигнал «отражение минной атаки» и сразу же, так как лодка входила на нейтральный рейд, «отбой». При этом было сделано два выстрела из скорострельной револьверной 37 мм пушки (позже японцы назовут их первыми выстрелами Русско-японской войны, при этом умолчав о торпедах).

«Корейцу» пришлось вернуться на рейд Чемульпо. Согласно международным законам, японцы не могли атаковать русские суда, находившиеся в нейтральном порту, с другой стороны, по тем же законам, русские суда не могли атаковать японские транспорты, когда они вошли в порт…

Утром в 7 часов 30 минут командиры иностранных судов… получили извещение с указанием времени сдачи уведомления от японского адмирала о начале враждебных действий между Россией и Японией и что адмирал предложил русским судам уйти с рейда до 12 часов дня, в противном случае они будут атакованы эскадрой на рейде после 4 часов того же дня, причем иностранным судам было предложено уйти с рейда на это время, для их безопасности. Эти сведения были доставлены на «Варяг» командиром (французского – В. К.) крейсера «Pascal». В 9 часов 30 минут утра 27 января на борту HMS «Talbot» капитан Руднев получил извещение японского адмирала Уриу, объявлявшее о том, что Япония и Россия находятся в состоянии войны и требовавшее, чтобы «Варяг» к полудню вышел из порта, иначе в четыре часа японские корабли дадут бой на рейде…».

В 11 часов 20 минут «Варяг» и «Кореец» снялись с якорей. Бой с японской эскадрой был неравен и жесток. Русские моряки дрались храбро, заслужив бессмертную славу не только у себя на Родине, но и во многих других странах, в т. ч. и в Японии.

Через 16 дней после гибели «Варяга» и «Корейца» в газете «Русь» было опубликовано за подписью Я. Репнинского стихотворение «Варяг» («Плещут холодные волны»). Вскоре стихи были положены на музыку композитором и регентом Ставропольского кафедрального собора Казанской иконы Божией Матери В.Д. Беневским и студентом Юрьевского университета Ф.Н. Богородицким. В настоящее время музыка песни считается народной. Как написано в Википедии:

«У песни существует неофициальное народное название «Кореец» в отличие от песни «Врагу не сдается наш гордый «Варяг», называемой «Варяг».

В последний бой «Корейца» вел капитан 2-го ранга Григорий Павлович Беляев (1857 – 1907). За бой при Чемульпо Беляев был награжден орденом св. Георгия 4-й степени. Таким образом, «Кореец» – возможно, единственный русский военный корабль, два командира которого на протяжении всего 4-х (!) лет стали Георгиевскими кавалерами.

 

Мы пред врагом не спустили
Славный Андреевский стяг:
Сами взорвали «Корейца»,
Нами потоплен «Варяг».

 

Несомненно, в героизме, проявленном экипажем «Корейца» в этом бою, была и заслуга прежнего командира корабля – Федора Сильмана. Ибо каждый командир, уходя, оставляет на корабле частичку своих трудов и души! А поскольку в описываемое время срок действительной службы матросов составлял 7 лет, то в бою 9 февраля 1904 года у Чемульпо на «Корейце» наверняка было немало нижних чинов, служивших когда-то под командованием Сильмана.

***

 

Получив 1 января 1901 года звание капитана 1-го ранга, Федор Сильман стал командиром броненосца береговой обороны «Первенец», но командовал им менее года, т. к. получил назначение на должность командира крейсера 1-го ранга «Память Азова», на котором, напомню, Федор Федорович начинал свою флотскую карьеру.

На этом судне он и служил тогда, когда в 1904 году его «Кореец» и крейсер «Варяг» сражались с японским флотом.

 

Капитан 1 ранга Ф.Ф. СильманКапитан 1 ранга Ф.Ф. Сильман

 

 

11 сентября 1906 года капитана 1-го ранга Сильмана назначили директором Инвалидного Императора Павла I дома для моряков, а 26 февраля 1907 года произвели в контр-адмиралы «за отличие».

 

Контр-адмирал Федор Федорович СильманКонтр-адмирал Федор Федорович Сильман

 

Инвалидный Павла I дом на Каменном острове Петербурга
(современный адрес: Большой Невки набережная, 10).Инвалидный Павла I дом на Каменном острове Петербурга (современный адрес: Большой Невки набережная, 10).

Это учреждение появилось в 1766 году по инициативе Наследника Цесаревича Великого Князя Павла Петровича, будущего Императора Павла I, с 1762 года имеющего чин генерал-адмирала Русского Императорского флота. Здание Дома построено в 1776 – 1778 года по проекту архитектора Адмиралтейства Ивана Кребера. А первыми насельниками Инвалидного дома стали 50 матросов-ветеранов, участников знаменитого Чесменского сражения.

Контр-адмирал Ф.Ф. Сильман возглавлял это учреждение до 20 сентября 1911 года, когда, получив чин вице-адмирала, уволился со службы.

Жену Федора Федоровича звали Екатерина Васильевна (урожденная Николаева). Как большинство жен моряков, Екатерина Васильевна сполна испытала длительные отлучки мужа, постоянно находящегося либо в далеком плавании, либо в командировке. Так, в 1897 году супруги проживали в Кронштадте, на Петровской улице, в доме Туркина. Федор Федорович только-только приступил к руководству 3-м флотским экипажем. А в конце 1898 года Сильмана срочно вызвали на Дальний Восток, чтобы принять команду над канонерской лодкой «Кореец». В Кронштадт, к жене Федор Федорович вернулся лишь в 1902 году, когда стал командиром крейсера «Память Азова», находящегося в это время на Балтике.

С этого времени Сильман и его жена наконец-то стали чаще бывать вместе. Кроме командования крейсером, Сильман с 6 декабря 1902 года руководил 12-м флотским экипажем. Жили супруги в офицерском флигеле Учебно-артиллерийского отряда, на Большой Екатерининской улице, 6.

Когда Сильман в 1906 году стал директором Инвалидного дома для моряков в Петербурге, супруги по-прежнему жили в Кронштадте, откуда добираться до столицы было непросто. Когда встал вопрос о новом месте жительства, адмирал, как и многие его коллеги по профессии, не задумываясь, выбрал Гатчину.

Осенью 1907 года Сильманы уже проживали в нашем городе на улице Николаевской (Урицкого), 21. В этом доме 20 сентября 1911 года Федор Федорович встретил свое увольнение от службы с присвоением звания вице-адмирала.

До 1915 года вице-адмирал Сильман и его жена проживали в доме на Николаевской улице, а потом переселились в дом № 15 на Багговутовской Карла Маркса) улице. В этом нарядном, сохранившемся до наших дней, доме они встретили 1917 год.

В 1923 году адмирал Сильман и его жена проживали в квартире № 2 дома № 15 по улице Карла Маркса (бывшей Багговутовской). Адмирал уже прихварывал, а лишения и сложности первых лет советской власти отнюдь не способствовали лечению, а скорее наоборот усугубляли недомогания.

12 марта 1926 года вице-адмирал Федор Федорович Сильман, командир легендарного «Корейца» скончался в возрасте 72-х лет. Детей у него не было. Младший брат его, Николай Федорович Сильман (1858 – 1929), был в это время уже в эмиграции в Финляндии. Так что похороны прошли скромно. Могила Ф.Ф. Сильмана, похоже, не сохранилась. Мне ее отыскать не удалось.

Кстати, брат Федора, Николай Федорович Сильман, в начале своей карьеры во многом повторил путь старшего брата: прошел все ступени обучения морского офицера. Несколько лет служил в Сибирском флотском экипаже, совершил заграничное плавание на транспорте «Якут». Потом служба Николая Сильмана проходила в основном на суше. 27 сентября 1900 года он стал старшим помощником командира порта Владивосток и служил в этой должности до 22 ноября 1904 года, когда его перевели на Черноморский флот, где назначили старшим помощником порта Севастополь. А 11 сентября 1906 года Николай Сильман вернулся на ту же должность во Владивосток.

В 1917 году Николай Федорович Сильман имел чин генерал-майора по Адмиралтейству. В том же году вышел в отставку с присвоением чина генерал-лейтенанта по флоту С этого времени жил в Финляндии. Умер и похоронен в Хельсинки. Николай Сильман был женат на Екатерине Рождественской.

Обоих братьев пережила Екатерина Васильевна Сильман – жена Федора Федоровича Сильмана. В начале 1930-х годов она продолжала жить в Гатчине. Вместе с генералом Алексеем Епанчиным, генеральшей Екатериной Теляковской, адмиральшей Ираидой Дубровиной, вдовой полковника Анной Пац-Помарнацкой и другими «бывшими» посещала матушку Марию Лелянову, будущую Марию Гатчинскую.

После ареста матушки Марии, зимой 1932 года, будучи уже давно вдовой, Екатерина Васильевна Сильман давала показания на следствии по ее делу:

«Живу я в г. Красногвардейске (Гатчине) 25 – 26 лет, за это время уже давно слышала, что в городе по улице Карла Маркса (Багговутовской) живет Мария, которая слыла в городе как исцелительница и святая. Нередко проходя по улице, меня останавливали прохожие и священники и спрашивали, где живет святая Мария».

 

Дом № 15 на ул. К. Маркса (быв. Багговутовской), где провели свои последние годы
Федор Федорович и Екатерина Васильевна Сильман. Фото автора. 1973 годДом № 15 на ул. К. Маркса (быв. Багговутовской), где провели свои последние годы Федор Федорович и Екатерина Васильевна Сильман. Фото автора. 1973 год

 

 

ВЛАДИСЛАВ КИСЛОВ

2017 г.

19.02.18