Ihre Browserversion ist veraltet. Wir empfehlen, Ihren Browser auf die neueste Version zu aktualisieren.


ПОИСК НА СТРАНИЧКЕ

Актуальное

 

 

Приглашаем Вас посетить наш видеоканал на YouTube:

"ВЛАДИСЛАВ КИСЛОВ. РАССКАЗЫ ГАТЧИНСКОГО КРАЕВЕДА"   

 

Очерки / Выдающиеся жители старой Гатчины / Прочие 

 

Эдлер фон Шейман

 

Работа над очерком об этой давней гатчинской фамилии отсутствовала в моих планах на ближайшее будущее. Но, прямо как в старом, добром детективе, все изменилось с получением одного письма. Правда, не письма, написанного, как в старину, на бумаге, а с письма-сообщения на моей Страничке ВКонтакте. В декабре 2018 года мне написала Ольга Шейман:

«Добрый день. Извините за беспокойство. Мне нужна помощь: хочется детям передать историю семьи. Знаю, что это связано с Гатчиной. Вам не встречалась фамилия Шейман? Георг Шейман был женат на Антонине Брядовой. У нас есть несколько фотографий, но кто на них, неизвестно».

Ну как было не откликнуться на такую заинтересованность Ольги в поисках родословной ее детей. Тем более, что, как правило, этими проблемами современные родители начинают интересоваться в гораздо более солидном возрасте, а, значит, такую раннюю инициативу надо было поддержать.

Но, признаться, в сообщении меня вначале больше заинтересовала не фамилия Шейман (так сразу я и не смог вспомнить гатчинцев с такой фамилией), а фамилия Брядовы, так как о семье гатчинского купца Брядова у меня уже был написан очерк, я встречался с приезжавшими в Гатчину потомками этой семьи.

Я ответил Ольге, что попытаюсь что-нибудь разыскать. В ответном сообщении Ольга написала:

«Добрый вечер. Так рада, что Вы ответили. …Антонина Брядова была замужем за Георгием Шейман. Он работал в школе. И, судя по всему, родился в Петербурге. У них было четверо детей: Георгий, Марина, Мила, Владимир. Отец и старший сын погибли в Блокаду в 1942 году. Девочки и Антонина были эвакуированы. Антонина умерла в эвакуации, в поезде. Владимир, наш дедушка, был эвакуирован с заводом, в 12 лет, из Ленинграда».

А в конце сообщения была приписка:

«По семейному преданию, фамилия дедушки полностью звучала Эдлер фон Шейман».

Вот теперь в нашем «краеведческом детективе» все встало на свои места, появился наконец-то первый важный след: двойная фамилия Эдлер фон Шейман была мне не просто знакома по Гатчине, но я уже знал, что в нашем городе еще с 1850-х годов жили и служили четыре человека с такой фамилией. Среди них были: преподаватель нашего Сиротского института, генерал, офицер и уже упоминаемый Георгий – потомственный дворянин.

Любопытно то, что всех их звали Георгиями. Причем у трех из них и отчество было таким же – Георгиевич. Надо отметить, что имя Георгий в роду Шейманов издавна было чрезвычайно популярно.

Кроме того, почти все члены рода Шейманов имели, как это водится у немцев, двойные, тройные, а то и больше, имена. Это порой затрудняло поиски. Также непросто было определить, когда именно и по какой причине тот или иной из Шейманов получил к фамилии добавку «Эдлер». Даже написание самой фамилии по-немецки имело варианты: Edler von Scheumann (чаще) и Edler von Scheimann (реже).

 

Георг Христиан Георгиевич Эдлер фон Шейман
(1741 – 1813)

 

Он, по-видимому, никогда не бывал в Гатчине. Но рассказать о нем надо, так как он мог быть основателем рода, если не всех, то, по крайней мере, некоторых из гатчинских Шейманов. Георг Христиан Георгиевич Шейман, родился 7 июля 1741 года в Mitau (ныне Елгава, Латвия), которая тогда была столицей Курляндского герцогства.

 

 

Его отцом был немец Георг (опять!) Шейман (скончался 2 июня 1813 года в Luhde-Großhof; ныне – усадьба Паю, Латвия), по профессии лудильщик, а по должности – городской староста. Матерью Георгия Христиана была Анна Мария, урожденная Шульц. О Георге Христиане известно не так уж и много. Он был старшим врачом в Риге. Женат был дважды. Первый раз женился в 1773 году в Риге, жену звали Доротея Элизабет Альберс. В 1785 году она скончалась. Второй раз Георг женился в 1787 году тоже в Риге. Имя его новой жены было точно такое же, как у первой – Доротея Элизабет, а вот фамилия другая – Штраух.

Известно также, что в 1791 году Георг Христиан уже именовался: Эдлер фон Шейман.

 

Георгий Георгиевич Шейман

 

О нем известно крайне мало. Но зато точно известно, что он был сыном Георга Христиана Шеймана. Только неясно: того ли самого? Уж больно много в роду Шейманов было людей по имени Георгий. Но теоретически он мог быть его сыном, причем даже от первой жены.
Означенный Георгий Георгиевич появился в Гатчине первым из Шейманов. В 1849 – 1852 годах он служил преподавателем чистописания (каллиграфии) в Сиротском институте.

Был он дворянином, коллежским секретарем. Приставки «Эдлер» не было в доступных мне документах.

После 1852 года сведений о нем мне найти не удалось.

Подчеркну важное для дальнейшего расследования обстоятельство: мне не известно, был ли он женат и имел ли детей.

 

Георгий Георгиевич Эдлер фон Шейман
(1854 – не ранее 1906)

 

Родился 22 ноября 1854 года в семье дворянина Лифляндской губернии. Отца его звали Георгием. Но этот ли Георгий был ранее преподавателем Сиротского института в Гатчине? Теоретически, да.

При рождении имя нового Георгия звучало: Яков Джемс Август Юлиус, а позднее во многих документах его именовали просто Георгием Георгиевичем. Но это тогда было просто, а теперь мы испытываем большие сложности, строя родословную всех этих Георгиев Георгиевичей.

Георгий окончил в Петербурге 2-е Константиновское военное училище и Михайловское артиллерийское училище по 1 разряду. 4 августа 1875 года его выпустили в чине подпоручика в войска.

Мне пока не известно, где вначале служил молодой офицер, но карьера его шла очень успешно: 8 декабря 1876 года он стал поручиком; 18 декабря 1878 года – штабс-капитаном; в 1880 году удостоился ордена св. Станислава 3-ей степени. В том же чине штабс-капитана он в 1882 году служил в 23-й артиллерийской бригаде, дислоцрованной в Гельсингфорсе. А в 1883 году эта бригада встала на квартиры в Гатчине.

Еще будучи в Гельсингфорсе, Георгий в июле 1882 года женился на дочери титулярного советника, Софии Бергер, полное имя которой было: София Эрнестина Ольга. В позднейших документах ее звали просто Ольга Васильевна. Ну прямо детективное расследование какое-то: пробираться через все эти двойные, а то и тройные (и более), немецкие имена!

20 февраля 1883 года у Эдлер фон Шейманов родился первенец: Георгий (опять!!!). Потом на свет появились: София (8 декабря 1884); Владимир (17 июня 1885); Николай (24 декабря 1886); Михаил и Ольга (близнецы, 8 сентября 1889); Петр (8 ноября 1895). Всего у Эдлер фон Шейманов было 7 детей. Если же говорить о месте их рождения, то Георгий, скорее всего, появился на свет в Гельсингфорсе, а вот следующие двое – София и Владимир – уже в Гатчине.

Губарев П.К. Парадная и походная форма жандармских команд. 1872Губарев П.К. Парадная и походная форма жандармских команд. 1872По моим расчетам, штабс-капитан Эдлер фон Шейман покинул Гатчину в 1886 году, когда его перевели в Отдельный корпус жандармов помощником начальника губернского жандармского управления. Где? Возможно, в Астрахани, ибо позднее его назначили туда начальником губернского жандармского управления.

Георгий Георгиевич числился теперь не по артиллерии, а по кавалерии (как было положено в Отдельном корпусе жандармов Его Величества). Поэтому 30 августа 1888 года его произвели не в капитаны, как это должно было произойти в артиллерии, а в ротмистры. Кто желает в этом разобраться, может обратиться к таблице в одном из уроков моей серии очерков «Краеведческий ликбез по-гатчински». 

Служба на новом месте шла у Георгия Георгиевича достаточно успешно: 26 февраля 1897 года он стал подполковником; в 1901 году удостоился ордена св. Анны 3-ей степени, а 1 апреля 1903 года получил назначение на должность начальника Астраханского губернского жандармского управления. 25 апреля того года его произвели в полковники.

Губернское жандармское управление в Астрахани было III-го разряда. В непосредственном распоряжении полковника Шеймана имелись: адъютант, вахмистр, несколько унтер-офицеров и 2 писаря. Были еще жандармы в окраинных районах города. С этим небольшим штатом надо было обеспечить безопасность Астрахани и ее ближайших окрестностей, держать под контролем положение на многочисленных предприятиях, в учреждениях, а главное, как это свойственно прибрежным городам, в большом количестве пристаней.

Время было тревожное: во многих местах Российской империи появились явные признаки приближающейся революции, Первой русской, как назовут ее позднее. Чтобы лучше понять тогдашнюю обстановку и суть деятельности жандармов, привожу документ, подписанный полковником Шейманом:

 

«№5. 1904 г. марта 9.

О мерах против деятельности Астраханского Комитета РСДРП и проведения арестов членов Комитета.

Я, отдельного корпуса жандармов полковник Шейман, рассмотрев сообщения чинов полиции и сведения, имеющиеся в Астраханском губернском жандармском управлении, нашел: 17, 18 и 19 мая минувшего 1903 года происходило в гор. Астрахани празднование трехсотлетия Астраханской епархии. Празднованию предшествовало распространение по городу, преимущественно в низших слоях населения слухов о том, что во время юбилейных торжеств возникнут беспорядки и толпы буйствующей черни (преимущественно рабочих, не нашедших заработков, каковых в Астрахани было много), доберутся до ненавистного за лихоимство и вымогательство тогдашнего полицмейстера Никитского и даже до губернатора, не принимающего жалобы на первого. Слухи эти, явившиеся, может быть, отголоском происшедших незадолго перед этим кишиневских беспорядков еще усилились, когда в ночь на 16 мая и в последующие, а отчасти и днем по городу оказались разбросанными в довольно значительном числе воззвания мимеографированные с рукописного оригинала. В них изложена сущность программы Российской социал-демократической рабочей партии, заключающаяся в объединении всех рабочих России без различия национальности и вероисповедания, для борьбы с угнетающим правительством. Целью домогательств объединенных рабочих поставлены: уничтожение законов, запрещающих сходки, составление союзов для борьбы, право самим выбирать доверенных людей для высшего управления государством. Оканчивается воззвание подписью «Астраханский комитет Российской социал-демократической рабочей партии».

Полиция первоначально не обнаружила разбрасывателей и хотя потом выхватила 4 крестьян из толпы ищущих найма, собирающихся на набережной Волги в числе нескольких тысяч, но производством дознания, к которому немедленно было приступлено, не удалось добыть никаких улик против них. Юбилейные торжества обошлись благополучно без всяких попыток к беспорядкам, может быть, благодаря небольшому наряду войск. Затем, вплоть до осени, комитет, именем которого были подписаны упомянутые воззвания, ничем не проявлял своей деятельности. 

И ночь на 7 октября по городу и Заволжскому Форпостинскому поселку, где сосредоточены почти все крупные местные бондарные заведения, разбросано много печатных воззваний от имени Астраханского комитета Российской социал-демократической рабочей партии, обращенные одни — к бондарям (наибольшее число), другие — к местным булочникам и пекарям, третьи — к портным и четвертые—к столярам; содержание их одинаковое: рабочие призываются под знамена Российской социал-демократической рабочей партии для того, чтобы добиться ближайшим образом свободы сходок, слова устного и печатного и политической свободы в смысле права издания законов выборными от народа. Дальнейшие домогательства партии: обращение в общую собственность всего народа частных земель, капиталов, промышленных предприятий, орудий производства, железных дорог и т. д. и установление таких порядков, когда все одинаково будут трудиться и одинаково пользоваться продуктами труда. Затем в каждом из 4 видов воззваний написано по 8 пунктов требований, различных для разных родов мастерства, которые должны быть предъявлены рабочими во время стачки, к которой они приглашаются. Заключения во всех воззваниях совершенно одинаковы. Воззвания, обращенные к столярам, отличаются от прочих тем, что самое обращение «Ко всем столярам гор. Астрахани», а также 8 пунктов требований их в случае стачки напечатаны в нарочно оставленных на листке пробелах каучуковым набором синеватой краской. Много экземпляров прокламаций было найдено в бондарных мастерских и пекарнях. Всего доставлено в управление до 200 штук обращенных к бондарям, около того же — булочникам, около 40 — портным и всего 5 —к столярам.

Разброска продолжалась, хотя в очень ограниченном количестве и в ночь на 8 и 9 октября. В эти же числа многие из служащих в местном винном складе получили по городской почте брошюрку «Пенсионная касса вольнонаемных служащих по продаже питей», издание для рабочих, Петербург 1903 г. В конце брошюры — фиолетовый штемпель «Астраханский комитет Российской социал-демократической рабочей партии». Брошюра силится доказать, что правительство, устраивая пенсионную кассу, имело в виду обмануть рабочих, и оканчивается призывом, обращенным к рабочим, — свергнуть самодержавное правительство и учредить демократическую республику. Кроме того, полицией был найден один экземпляр брошюры «О трэд-юнионизме и социализме», издание Петербургского Комитета Российской социал-демократической рабочей партии, снабженный на заглавном листе фиолетовым штемпелем «Астраханский Комитет Российской социал-демократической рабочей партии». Все перечисленные издания очевидно не местного изготовления.

Разброска воззваний к упомянутым четырем категориям мастеровых продолжалась в небольших размерах в последующее время до 15 октября, при этом стали тоже появляться прокламации, обращенные к армянами. В ночь на 15-е в небольшом числе были разбросаны, очевидно астраханского изготовления, мимеографированные с оригинала, напечатанные пишущей машиной, воззвания к портным, приглашающие их к стачке. На этой прокламации подпись «Астраханский комитет Российской социал-демократической рабочей партии» сделана одним и тем же шрифтом, как и в тексте. Затем далее с 18 по 24 октября снова в значительном числе разбросаны воззвания «К бондарям поселка Форпостинского», «К приказчикам и приказчицам гор. Астрахани», К солдатам Царевского батальона (квартирует в гор. Астрахани) и «К булочникам, пекарям, калачникам и кондитерам гор. Астрахани». Первые (к бондарям) такие же, какие разбрасывались ранее, но только не печатные, а гектографированные, оказались подброшенными в бондарных заведениях Рябицевых, Горюнова и Тючкина.

Воззвания, обращенные к приказчикам и приказчицам, мимеографированы (в двух изданиях) с оригинала, приготовленного на пишущей машине, и по содержанию аналогичны с воззваниями к бондарям. На них впервые появляется, кроме обычной подписи, мимеографированной «Астраханский комитет Российской социал-демократической рабочей партии», еще круглый штемпель, наложенный фиолетовой краской, содержащий ту же подпись. Воззвания, обращенные к солдатам, тоже мимеографированы, в них автор убеждает солдат не повиноваться начальству, представляющему из себя «внутреннего врага народа» и «врага самих солдат». Начальники приравниваются к фабрикантам и помещикам, «эксплоатируют силы солдат для извлечения собственных выгод», 9 экземпляров этого воззвания были найдены вечером 19 октября у порохового погреба Царевского батальона.

Первого ноября окончился срок летнего периода бондарных работ. Обыкновенно бондари в течение нескольких дней не работают и между ними и хозяевами заведений происходят переговоры о задельной плате в течение зимнего периода (до 1 мая). Цены успевают установить в первой половине месяца и работы возобновляются к началу второй половины во всех заведениях; рабочие после нескольких дней прогула становятся на работу за плату, которая будет установлена. В ноябре же 1903 года соглашение никак не могло состояться, так как бондари предъявили, кроме требования увеличения задельной платы, еще и уменьшения рабочего дня. Последний вопрос в бондарном производстве Астрахани совершенно новый, так как работа производится почти вся сдельно и число рабочих часов совершенно зависит от самих рабочих, которые каждый отдельно, в этом отношении совершен но свободны, т. е. работают, когда и сколько им угодно.

Однако благодаря низкой расценке бондарных изделий большинству бондарей приходилось работать часов по 16 — 18 в день, чтобы заработать пропитание себе с семьей. 

Возбуждение этого вопроса бондарями с такой настойчивостью приходится всецело приписать влиянию тайных политических организаций гор. Астрахани, возбуждавших бондарей не только распространяемыми в большом количестве прокламациями, но и устной пропагандой. Вообще упомянутые кружки, очевидно, решили воспользоваться бондарями и временным прекращением их работ для того, чтобы устроить в Астрахани стачку. Бондари составляют единственную однородную более крупную рабочую массу в городе. С этой целью в ночь на 15 ноября в бондарных заведениях в городе и на Форпосте было подброшено множество мимеографированных прокламаций «К астраханским бондарям» за подписью «Астраханский комитет Российской социал-демократической рабочей партии», в которых бондарей убеждают бастовать до тех пор, пока вынудят согласие на 12 пунктом различных требований об улучшении условий их труда, из которых самые существенные: установление десятичасового рабочего дня и увеличение расценки на 50%.

Воззвания приглашают бондарей воздержаться от такого образа действий, который мог бы послужить поводом к принятию прочим) них полицейских мер. Помечены воззвания 13 ноября. В это же время произошло несколько сходок за Форпостинским поселком, на которых какие-то лица, не бондари, (замечены Виктор Константинович Сережников и Шия Исаев Мильчик и задержаны по окончании сходки Михаил Мамертов Буковский и Андрей Лаврентьев Ершов) говорили речи, в которых склоняли бондарей не приступать к работе и настаивать на своих требованиях. Все эти действия, однако, не привели к желаемым результатам, благодаря мерам, принятым административной властью. Губернское фабричное присутствие постановило установить рабочий день в бондарных заведениях такой же продолжительности, как установленный законом для фабрик и заводов, и поручило фабричному инспектору склонить хозяев бондарных заведений к увеличению расценки в таком размере, чтобы бондарь в течение более короткого рабочего времени успевал выработать достаточную сумму на пропитание себя и семьи. Хозяева согласились и таким образом были устранены все препятствия к соглашению между ними и рабочими, которые с 24 ноября принялись за работу (в некоторых заведениях даже с 19). Между бондарями своей вредной деятельностью обратили па себя внимание Павел Александрович Садчиков и Федор Емельянов Масев, которые, по агентурным сообщениям, имели сношения с лицами, принадлежащими к комитету. 

В то же время продолжалось распространение путем разброски, а также раздачи на сходках разных возмутительных воззваний. Сюда относятся: перепечатки из «Искры» под заглавием «Революционные известия» №№ 1 и 2, брошюра «Рабочий день», издание «Центрального Комитета Российской социал-демократической рабочей партии», «К обществу» и другие. При этом, вероятно, полагая, что путем разбрасывания цель не вполне достигается, стали разносить прокламации в запечатанных конвертах по домам и опускать в почтовые ящики.

Пропаганда распространилась и за пределы Астрахани, так, в обществе «Мазут» в 6 верстах ниже Астрахани при похоронах задавленного паровым цилиндром рабочего было предложено бросить работу и идти на похороны, при этом было объявлено, что несогласные с этим требованием рабочие будут избиты.

На похоронах была устроена подписка и на собранные деньги куплен венок с надписью на ленте: «Суровой жертве непосильного труда». Требование устроить на день похорон забастовку предъявлял главным образом рабочий Иван Михайлов Образцов, который и собирал подписку.

В декабре и январе из разбросанных прокламаций были доставлены в управление: воспроизведенная на гектографе корреспонденция «Кавказ» из № 54 «Искры» (5 экземпляров), брошюра «Отчего царь в Италию не поехал», прокламации «К обществу», «Братья—солдаты», печатные брошюры «Солдатская памятка» и «Рабочий день». В этот же период состоялось несколько сходок, из которых на себя обращают внимание две. Первая — интеллигентная — 31 декабря, под предлогом встречи Нового года, в доме Хатаева и вторая — рабочих — 1 января в доме кузнеца Беликова.

На первой сходке выделились своими резкими противоправительственными речами Сергей Карлович Вржосек и Виктор Константинов Сережников. На вторую сходку собрались главным образом мастеровые, слесари, столяры и др.

В помещении был выставлен портрет Маркса, задрапированный красным; на красных флагах, вывешенных по сторонам портрета, надпись: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь» и «Да здравствует социал-демократическая рабочая партия». Руководителями были, по-видимому, какие-то евреи и армяне. Организовал сходку и указывал ее место Алексей Петров Костин (кличка Фома). Сходка началась речью еврея, потом читались какие-то заметки и наконец пелись революционного содержания песни. В конце сходки собирали в кассу комитета деньги?

Кроме описанных сходок, бывали еще небольшие собрания на Эллинге в доме Серина, где квартировали братья Василий и Осип Дробышевы, в квартире Хайкеля Бендерского, у портных Матвеева и Янина и мелкие в других местах.

В феврале после небольшого периода остановки деятельности комитета снова началась разброска; были выпущены и разбросаны гектографические и мимеографированные воззвания: «Пробил последний час русского самодержавия», «К обществу», «К новобранцам», «К жестянщикам». Во второй половине февраля месяца были выпущены прокламации, очень плохо напечатанные сборным неодинаковым шрифтом, по-видимому, на самодельном станке. Прокламации выпущены в довольно большом количестве за подписью «Группы социал-демократов».

В период разброски прокламаций, т. е. с октября по март месяц, было установлено, что живое участие в пропаганде принимают Алексей Костин и Иван Образцов, деятельность их выражалась в вербовке новых членов партии, раздаче прокламаций для разброски и в организации сходок.

Особенно энергично действовал Костин, который бывал, между прочим, и у присяжного поверенного Сергея Карлова Вржосека, куда ходил, стараясь всячески скрыть свои посещения, и затем зубной техник Буковский и живущий с ним Андрей Ершов также оказались видными деятелями и квартира их часто посещалась Костиным, Образцовым и другими лицами, внушающими сомнения в политической благонадежности.

Вследствие изложенного постановил подвергнуть в порядке положения о государственной охране высочайшее утвержденного 14 августа 1881 года обыску и заключению под стражу независимо от результата обыска присяжного поверенного Виктора Константинова Сережникова, мещанина Михаила Мамертова Буковского, крестьян: Андрея Лаврентьева Ершова (он же Сиротин), Федора Емельянова Масева, Павла Александрова Садчикова и мещанина Хайкеля Меерова Бендерского, Ивана Михайлова Образцова. Алексея Петрова Костина, присяжного поверенного Сергея Карлова Вржосека подвергнуть обыску и в дальнейшем поступить по результатам его.

Отдельного корпуса жандармов полковник Шейман».

 

За служебными заботами незаметно наступил 1905 год. По всей Руси разгорелась Первая Русская революция. Работы у жандармов прибавилось. Тревожное положение сложилось и в Астрахани. Особое беспокойство вызывали действия Астраханского комитета РСДРП среди рабочих многочисленных пристаней города. Полковник Шейман принимал все меры, чтобы не допустить забастовок и беспорядков. Вот что он сообщал шефу Отдельного корпуса жандармов:

 

«Донесение № 23. 1905 г., февраля 15.

Секретно.

В дополнение к телеграмме моей от сего числа доношу, что вчера, 14 февраля, около двух часов дня на пристанях по реке Болде в черте гор. Астрахани началась забастовка между рабочими, ремонтирующими стоящие на зимовке пароходы.

По имеющимся сведениям, центром этой забастовки является пристань Мешкова, на которой, как упоминается в донесении моем от 17 января сего года за № 70. крестьянину Королькову были даны для разброски прокламации. Всего забастовавших человек около шестидесяти. В то же время на пристани «Мазут» за городом, где имеется слишком 300 человек рабочих (не считая судовой команды зимующей, здесь флотилии пароходов и баржей, которых насчитывается не менее), около 11 часов три рабочих зашли в помещение парового двигателя и один из них стал подавать тревожные свистки. По этим свисткам выбежали из мастерских на двор все рабочие, тогда упомянутые рабочие стали кричать «Ура, забастовка началась, бросай, ребята, работу».

Сегодня забастовка болдинских рабочих и бондарей Тючкина продолжается, к последним присоединились с обеда еще бондари заведений братьев Рябицевых, так что всего около 150—200 бастующих бондарей и человек 60 пароходных рабочих. Ввиду того, что последние опрашивавшему их фабричному инспектору указали лежащий у них в мастерской гектографированный листок за подписью Астраханского комитета РСДРП, говоря что в нем изложены их требования, мною будет начато расследование в порядке охраны для выяснения лиц, вызвавших эту забастовку.

Полковник Шейман».

 

Астрахань. Одна из пристаней на реке Болде. 1894.Астрахань. Одна из пристаней на реке Болде. 1894.

Полковник Эдлер фон Шейман служил в Астрахани до 1906 года. После этого сведений о нем мне обнаружить не удалось.

***

Он был одним из тех, кто хранил безопасность Российской империи. Именно к таким людям применимы слова из популярной в наши дни песни из известного телесериала:

Наша служба и опасна и трудна,

И на первый взгляд как будто не видна…

Правоохранительные, как сказали бы теперь, учреждения Российской империи, в том числе и жандармы, охраняли существующую власть. А против нее выступали революционеры, которые люто ненавидели представителей этих учреждений. Уже во второй половине XIX века революционеры старались расправиться с жандармами и полицейскими. Об одной попытке такой расправы я уже писал в очерке о знаменитом гатчинце, создателе полиции нового типа  Федоре Федоровиче Трепове .

В Первую Русскую революцию 1905 – 1906 годов развернулась самая настоящая война против жандармов и полицейских. А в 1917 – 1919 годах их просто уничтожали при первой возможности.

Но все было не так просто. Недавно рассекреченные документы архивов свидетельствуют о том, что многие бывшие служители жандармского ведомства, в том числе и отнюдь не рядовые, в первые десятилетия советской власти благополучно работали во многих ее важнейших учреждениях, в том числе: архивах НКВД, МВД и ВКП(б); правоохранительных органах; крупных музеях. При этом в обществе усиленно и успешно формировался миф о жестоких полицейских и жандармах, внушалась ненависть к ним. Таким образом, как это всегда и бывает в жизни, все ее явления не однозначны и не могут разделяться лишь на черное и белое.

***

Хотя нам довольно многое известно о полковнике Георгии Георгиевиче Эдлере фон Шеймане, но немало вопросов остается пока без ответа. Попробую разобраться с этим в следующих очерках.

 

ВЛАДИСЛАВ КИСЛОВ

05.06.19