Ihre Browserversion ist veraltet. Wir empfehlen, Ihren Browser auf die neueste Version zu aktualisieren.


ПОИСК НА СТРАНИЧКЕ

Актуальное

 

ПРОГНОЗ ПОГОДЫ в Гатчине на МАЙ-2018

 

"СЕМЕЙСТВО ЛЮЦЕ" -  очерк из цикла "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ"

 

"А.С.ЗАГОРЯНСКИЙ-КИСЕЛЬ" -  очерк из цикла "КЛУБ ЗНАМЕНИТЫХ КАПИТАНОВ. ГАТЧИНА"

 

"Н.В.ГРУДИСТОВ" и  "Б.К.СОКОЛОВ" -  очерки из цикла "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ"

 

ПРОГНОЗ ПОГОДЫ в Гатчине на МАРТ-2018

 

"ЛЫТИКОВЫ"  и  "С.Ф.КОЛЧАК" -  очерки из цикла "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ"

 

"М.М.ДУБРОВИН" - очерк из цикла "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ"

  

 

 

Приглашаем Вас посетить наш видеоканал на YouTube:

"ВЛАДИСЛАВ КИСЛОВ. РАССКАЗЫ ГАТЧИНСКОГО КРАЕВЕДА"   

 

 

Гатчинский авиационный госпиталь

 

Очерк шестой 

 

Ветеринары

Часть 1 

 

В предыдущих очерках рассказано об аптекарях и врачах Лазарета Кирасирского полка в Гатчине. Пора рассказать о ветеринарной службе полка. Ветеринары (врачи и их помощники) обеспечивали не только здоровье лошадей, главного средства передвижения армии, но и помогали медикам сохранять здоровье военнослужащих. Это происходило потому, что ветеринары и медики готовились в одних и тех же учебных заведениях, а в программах их обучения было много общего. Поэтому ветеринары помогали медикам беречь военных от заразных заболеваний животных (некоторые из этих заболеваний были опасны и для человека). Кроме того, ветеринары могли в случае необходимости лечить и людей.

Как я уже писал, количество лошадей в полку превышало количество военнослужащих. Так что у военных ветеринаров работы всегда хватало.

 

  

Когда Кирасирский полк в начале 1820-х годов начал обживаться в Гатчине, конюшни для лошадей только ещё строились. Поэтому в первые годы часть лошадей полка находилась в Царском Селе.

Надо ещё сказать, что, несмотря на большую потребность в ветеринарах, вплоть до середины XIX века в российских военно-медицинских учебных заведениях готовилось их совсем немного. С 1809 по 1824 год было выпущено всего 115 ветеринарных лекарей и 134 помощника ветеринарного лекаря. Так что прибывшие с полком в начале 1820-х годов в Гатчину ветеринары были тогда, можно сказать, редкостью в войсках. Расскажу о некоторых из них.

 

Степан Антонович Фролов
(1793 – 1871)

 

Родился он 2 августа 1793 года в Саратове. В 1813 году поступил на ветеринарное отделение Медико-хирургической академии (МХА) Петербурга. Учился за казённый счёт. В 1817 году окончил обучение, став ветеринарным лекарем первого разряда.

Затем он служил в нескольких гвардейских полках. Сведений о том, когда Фролов начал службу в Гатчинском Кирасирском полку, у меня нет. Могу лишь предположить, что произошло это примерно в 1825 году, ибо в тот год Фролов получил от конференции МХА за представленное им сочинение «Наблюдения над лихим у лошадей» звание старшего ветеринарного лекаря. А именно такое звание требовалось для занятия места старшего ветеринарного лекаря полка.

Служба Фролова в полку протекала вполне успешно. К 1835 году он имел чин титулярного советника и орден св. Анны 3-й степени.

Как я уже упоминал, ветеринарные лекари (и некоторые помощники ветеринарных лекарей), как впрочем и дантисты, и окулисты, могли при случае лечить и людские болезни. Такая возможность специально оговаривалась в «Российском медицинском списке» как «ограниченное право на производство врачебной практики». С 1831 года и до окончания службы в Кирасирском полку Фролов тесно сотрудничал со старшим врачом полка Михаилом Степановичем Нечаевским. Они даже были одновременно награждены в 1844 году орденами св. Станислава 2-й степени.

Позднее служба Фролова тоже получала достойную оценку: к 1847-му году он уже имел орден св. Владимира 4-й степени; в 1848 году – орден св. Анны 2-й степени с короною; в 1851 году – Монаршее благоволение.

Весной 1852 года Фролов стал старшим ветеринаром Гвардейского резервного кавалерийского корпуса. Это был первый в истории Русской армии случай, когда ветеринарного лекаря назначили на такую высокую должность. А среди ветеринаров России Фролов был первым и во многих других отношениях: первым коллежским советником; первым статским советником; первым действительным статским советником (генеральский чин!); первым, получившим орден св. Владимира 4-й степени; первым почётным председателем Общества ветеринарных врачей; первым, получившим звание почётного члена Дерптской ветеринарной школы (позднее Юрьевский ветеринарный институт).

Офицеры Кирасирского полка организовали прощальный обед в честь С.А. Фролова и подарили ему на память изящный серебряный жбан.

Переехав из Гатчины в Петербург, Фролов поселился в доме Липгардта, в Графском переулке.

В Петербурге, помимо исполнения обязанностей корпусного ветеринара, Фролов много и плодотворно трудился в различных общественных организациях. Так, он состоял членом комитета для обсуждения вопроса о пользе прививания чумы рогатому скоту и о мерах к устройству ветеринарной части в России, много лет был председателем Общества ветеринарных врачей в Петербурге.

Кроме того, Фролов опубликовал в журналах немало статей по вопросам ветеринарии. В частности, он описал кожную разновидность сапа – лихой. Кстати, в декабре 1848 года, ещё в бытность Фролова старшим ветеринарным лекарем Кирасирского полка, тогдашний младший врач полка Михаил Петрович Левкович опубликовал в «Военно-медицинском журнале» статью «Сап и лихой у человека», в которой на 77 страницах подробно изложил всё, что было известно об этих заболеваниях домашнего скота. Недуги сии, хоть и редко, но поражали и людей, причём протекали чрезвычайно тяжело. Левкович описал в статье течение болезни у двух лечённых им больных сапом. А в 1853 году в том же Военно-медицинском журнале уже сам Фролов опубликовал свою статью «Практические наблюдения над лечением лихого». 

Степан Антонович ФроловСтепан Антонович ФроловБлагодаря своим трудам и энергии, Фролов к началу 1860-х годов стал одним из самых видных деятелей военного ветеринарного дела в России. Он во многом поспособствовал перенесению в нашу армию опыта зарубежных, в первую очередь французских, военных ветеринаров-учёных.

Для того, чтобы следить за развитием ветеринарии за рубежом, Степан Антонович уже в немолодом возрасте изучил французский и немецкий языки. А ещё он, не жалея своих небогатых средств, собрал большую библиотеку книг и журналов по специальности. Эту библиотеку он завещал профессорам Ветеринарного института МХА.

В 1866 году, когда Фролову исполнилось 73 года, ему присвоили чин действительного статского советника и сделали ветеринаром конюшен Гатчинского Дворца. Чтобы быть поближе к месту службы, Степан Антонович переехал из Петербурга в Гатчину. Был он холостяком. Здоровье его ухудшалось. Он уже не мог покидать Гатчину. Но особенно беспокоило то, что стремительно слабело зрение.

29 июля 1867 года в Петербурге было созвано чрезвычайное заседание Общества ветеринаров по поводу совершающегося в первых числах августа 50-летия научно-практической деятельности Степана Антоновича Фролова на ниве ветеринарной медицины. Собравшиеся единогласно избрали Фролова почётным председателем Общества. Такое произошло впервые. По этому случаю решено было изготовить парадный диплом и вручить его лично Фролову.

2 августа 1867 года, в день Ангела Степана Антоновича, депутация Ветеринарного общества в составе 7 человек приехала в Гатчину из Петербурга и Царского Села. На квартире юбиляра (жаль, пока не известен адрес!) глава депутации, действительный член и секретарь Ветеринарного общества Александр Богданович Кюн представил Степану Антоновичу членов депутации, зачитал торжественную и благодарственную речь и поднёс юбиляру диплом на звание почётного председателя Общества.

Степан Антонович был очень тронут вниманием и сочувствием Общества, тем более, что среди нынешних членов Общества не осталось уже его сверстников. Кстати, одним из членов прибывшей в Гатчину депутации был ветеринарный врач Михаил Иванович Дружинин, который, придя в Кирасирский полк вскоре после ухода оттуда Фролова, служил в Гатчине до 1866 года. 

К 1868-му году, когда ему стукнуло 75 лет, Фролов ослеп. О чтении пришлось забыть. Однако интерес к новинкам ветеринарии ему удавалось удовлетворять путём бесед с коллегами-ветеринарами, которые, любя и уважая Фролова за дружелюбие и общительность, старались почаще навещать его.

В 1871 году Степан Антонович Фролов скончался и был похоронен на городском кладбище Гатчины. В 1990-х годах памятник его ещё сохранялся. А отыскать могилу С.А. Фролова в наши дни мне уже не удалось.

 

Михаил Иванович Дружинин
(1829 – не ранее 1903)

 

В 1852 году, когда теперь уже бывший старший ветеринарный лекарь Кирасирского полка Степан Антонович Фролов покидал Гатчину, Михаил Иванович Дружинин только ещё окончил обучение и стал ветеринарным лекарем.

О его родителях и детских годах мне не известно. Но к 1860-му году Михаил уже служил в Гатчинском Кирасирском полку. А 4 сентября 1862 года его наградили орденом св. Анны 3-й степени. Поскольку к этому времени за плечами Дружинина было уже 10 лет службы, а награды давали в строгой последовательности, начиная с ордена св. Станислава 3-й степени, затем – св. Анны 3-й степени и т. д., делаем вывод, что служба его шла вполне успешно.

Чтобы понять какие проблемы возникали перед ветеринарной службой полка, расскажу об одной из эпидемий среди лошадей. Случилась она в 1864 году.

Всё началось с того, что зимой того года наблюдались частые оттепели, сопровождаемые сильными ветрами, что конечно же способствовало появлению большого числа простудных заболеваний и их осложнений среди обитателей Гатчины. Но пострадали тогда не только люди. Неблагоприятная погода повлияла и на состояние здоровья лошадей Кирасирского полка, где была отмечена самая высокая их заболеваемость среди всех частей гвардейской кавалерии и артиллерии.

Всего за время эпидемии в полку заболело 336 лошадей, в т. ч. 210 – тифом, что было значительно больше, чем за предыдущие годы. Ветеринарная служба полка начала доискиваться причин этого. И вот что обнаружилось.

За оттепельной зимой последовала холодная, затяжная весна, тоже с ветрами, и в полку появились многочисленные случаи тифа среди лошадей. В апреле во время учений полк имел два ночлега в селе Пулково, где часть лошадей после тёплого конюшенного содержания зимой, на этот раз оставалась при холодном ветре под навесами, не защищёнными со сторон, и лошади ложились на обледеневшие полы, которые были весьма скудно покрыты соломенной подстилкой. 

Именно в тех частях полка, которые ночевали в Пулково, и появилось много заболеваний. Особенно это отразилось на лошадях Лейб-эскадрона. Два его взвода (во взводе по штату имелось 64 лошади) были расположены при ночлеге довольно удобно и в них заболевших лошадей вовсе не было. А два других взвода находились в описанных выше неблагоприятных условиях и в течение мая тиф поразил здесь 58 лошадей.

Второй причиной эпидемии стало то, что в 1863 и 1864 годах Кирасирский полк, как и вся гвардейская кавалерия, содержался в усиленном составе, а это подразумевало наличие большого числа молодых лошадей (в возрасте 4 и 5 лет), которые к тому же прибывали в Гатчину в самое неблагоприятное для их здоровья время года – поздно осенью и зимой.

Наступившее лето тоже не порадовало наши края хорошей погодой: оно было дождливым, что не прибавило животным здоровья. Последовала такая же сырая и холодная осень с почти непрерывными дождями и лошадей пришлось длительное время кормить травой (от половины августа до конца сентября), причём луга, находящиеся большей частью в низменных местностях, оставались почти всё время затопленными водой, отчего нередко лошади получали траву, бывшую сутки и более под дождем. И в этом крылась третья причина развития эпидемии.

По мнению полкового ветеринарного врача Дружинина, такому распространению болезни способствовали также различные гигиенические и диететические погрешности в содержании лошадей, а усиливало то, что с 1861 года между лошадьми полка постоянно бывали какие-либо повальные болезни.

Сия небольшая зарисовка из жизни полковых ветеринаров хотя бы чуть-чуть приоткрывает завесу безвестности, в которую канули по прошествии более чем полутора столетий труды и заботы представителей этой важной военной профессии. Вспомним еще, что лошадей в полку было тогда значительно больше, чем нижних чинов.

 

   

Будучи в полку, Дружинин получил ещё одну награду: 30 августа 1865 года он удостоился ордена св. Станислава 2-й степени.

А 25 октября 1866 года Дружинин покинул Гатчину, став ветеринарным лекарем Гвардейской берейторской школы в Петербурге. Это военно-учебное заведение Русской Императорской армии готовило специалистов по обучению лошадей и верховой езде. Размещалось оно в здании на набережной реки Фонтанки, а практические занятия проходили в Михайловском манеже (теперь Зимний стадион).

 

Бывшее здание Гвардейской берейторской школыБывшее здание Гвардейской берейторской школы

 

   

Полковой праздник лейб-гвардии Семеновского полка.
Парад в Михайловском манеже в присутствии Государя Императора 21 ноября.
Гравюра 1882 годаПолковой праздник лейб-гвардии Семеновского полка. Парад в Михайловском манеже в присутствии Государя Императора 21 ноября. Гравюра 1882 года

 

Дружинину предоставили казённую квартиру в здании Михайловского манежа на Инженерной улице, 11.

В Петербурге Дружинин, наряду с исполнением служебных обязанностей, активно окунулся в общественную деятельность, став членом Петербургского ветеринарного общества, а с 10 марта 1869 года – совещательным членом Ветеринарного комитета Министерства внутренних дел.

Михаил Иванович занимался также научной работой. В 1874 году с этой целью он два месяца находился в командировке в Германии, Франции и Швейцарии.

27 октября 1882 года Дружинина назначили ветеринарным врачом лейб-гвардии 1-й артиллерийской бригады в Петербурге.

Прослужив в бригаде почти 7 лет, Дружинин 1 октября 1889 года был уволен по прошению в чине действительного статского советника. Михаилу Ивановичу исполнилось в это время уже 70 лет, но это не помешало ему вплоть до 1913 года работать по специальности, занимаясь вольной практикой. Это, если судить по «Российскому медицинскому списку». А в справочнике «Весь Петербург» последнее сообщение о М.И. Дружинине датируется 1903 годом.

***

 

В Гатчинском Кирасирском полку Дружинина сменил 7 ноября 1866 года бывший ветеринарный лекарь 11-го драгунского Рижского Великой Княгини Екатерины Михайловны полка, дислоцированного в Кременце, Волынской губернии, Александр Афанасьевич Подшивалов.

А.А. Подшивалов служил в Гатчине до 12 декабря 1869 года. О его дальнейшей судьбе известно лишь то, что вскоре после 1880 года он ушёл с военной службы в чине коллежского советника, а 12 декабря 1889 года – скончался.

 

ВЛАДИСЛАВ КИСЛОВ

2017 г.