Ihre Browserversion ist veraltet. Wir empfehlen, Ihren Browser auf die neueste Version zu aktualisieren.


ПОИСК НА СТРАНИЧКЕ

Актуальное

 

Прогноз погоды в Гатчине на ДЕКАБРЬ-2018

 

"Г.И.ГРИНЕРВАЛЬД"  -  новый очерк из цикла  "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ"

 

Очерки о династии  ОЛЬДЕРОГГЕ  из цикла  "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ"

 

"Н.С.ВУЛЬФЕРТ-БРАСОВА" - новый очерк из цикла  "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ"

  

Очерки  о  СЕМЬЕ БРУННЕР  из  цикла  "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ. ДИНАСТИИ"

 

"Л.О.ЛИНЕВИЧ",  "В.И.МЕЖОВ"  - новые очерки  из цикла  "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ"

 

В очерк  "СВЕТЛЕЙШАЯ КНЯГИНЯ ЛИВЕН" добавлены фотопортреты княгини

  

 

 

Приглашаем Вас посетить наш видеоканал на YouTube:

"ВЛАДИСЛАВ КИСЛОВ. РАССКАЗЫ ГАТЧИНСКОГО КРАЕВЕДА"   

 

 

Первые историки и краеведы Гатчинского края

 

Николай Адреевич Колпаков

(1864 – 1930)

(продолжение) 

 

В декабре 1913 года наконец-то открылась Гатчинская земская больница – результат многолетних нелёгких хлопот доктора Колпакова. Первым старшим врачом нового лечебного заведения стал, конечно, сам Николай Андреевич. Но долго побыть в этой должности Колпакову не довелось. В 1914 году, с началом Германской войны, он был мобилизован в армию. Однако, покинув пост старшего врача больницы, Колпаков не расстался с Гатчинским земским участком, т. к. вскоре стал заведующим фельдшерским пунктом в Старых Скворицах, где, с приходом доктора, фактически начала действовать врачебная амбулатория.

В 1916 году Колпаков был вновь призван в армию и направлен в Ораниенбаум в качестве главного врача эвакуационного госпиталя. После февральских событий 1917 года Колпаков вернулся на Гатчинский земский медицинский участок. К этому времени доктор был владельцем нескольких домов в Гатчине. Начавшаяся в городском хозяйстве неразбериха раздражала его. 9 апреля 1917 года на собрании домовладельцев города доктор Колпаков заявил:

 

«…Граждане! Я – конституционный демократ. Предстоят выборы в городское самоуправление. Нам важно сорганизоваться, т. к. бремя налогов ляжет, главным образом, на нас, домовладельцев. В Гатчине образовались многочисленные партии с крайним оттенком. Это естественное явление во время разрухи. Крайне левые захватили в свои руки власть… Пала дисциплина в народе. Вот я вам укажу на митинг прислуги. Она постановила: 8 часов рабочий день, 35 рублей жалованья и т. д., комнату. Кто из гатчинцев, в таких условиях, может держать прислугу?». 

 

А теперь о судьбе Николая Андреевича Колпакова в эмиграции. 3 ноября 1919 года вместе с оставляющими Гатчину частями армии Юденича город покинули многие известные гатчинцы и среди них – доктор Колпаков и его дети. Очутившись вскоре в Эстонии, Николай Андреевич не затерялся, подобно многим другим, в беспомощных, бесправных и бедствующих массах русских эмигрантов, но, со свойственной ему энергией, быстро влился в местную жизнь. Служил старшим врачом госпиталя в Нарве; потом перебрался в Ревель (Таллинн), где стал ординатором заразного отделения Иоакимстальского военного госпиталя. В середине 1920-х годов, будучи уже председателем Общества русских врачей и членом Комитета русских эмигрантов в Эстонии, Колпаков сделался известным человеком в этой стране. 

Одна из дочерей доктора Колпакова – Вера – ещё в конце 1960-х проживала в Таллинне. В начале 1970-х я написал ей письмо, оставшееся, к сожалению, без ответа. О судьбе Николая, сына Колпакова, сведений нет.  

 

Доктор Колпаков – пушкинист 

 

В середине 1920-х Колпаков принял активное участие в событиях, которые происходили не только в Эстонии, но и в Гатчинских краях, почти в тех местах, где доктор Колпаков так много сделал для развития земской медицины. События эти связаны с именем А. С. Пушкина. 

Революция и Гражданская война трагически разрушили судьбы многих россиян, разметали их по всей стране, разлучили родителей с детьми. Так было и с потомком рода Пушкиных, Александром, правнуком Льва Сергеевича Пушкина, младшего брата поэта. Осенью 1919 года, когда семья внука Л. С. Пушкина (Александр Анатольевич Пушкин, ротмистр, некогда служивший в Офицерской кавалерийской школе Петербурга; его жена, Екатерина Ивановна, урождённая Чикина; их 7-летний сын Александр и две дочери) собиралась бежать от большевиков, маленький Саша заболел. Екатерине Ивановне пришлось оставить мальчика на родине. 

Так Саша Пушкин остался в России, в Даймище на реке Оредеж. В нескольких километрах выше по течению реки находилось селение, где его дед с материнской стороны, петербургский фабрикант Иван Чикин, некогда владел меднопрокатным заводом. Мальчик жил у чужих людей, бедствовал, пас скот. 

14 июня 1924 года в крупнейшей русской газете Эстонии «Последние известия» среди материалов, посвящённых 125-летию со дня рождения А. С. Пушкина, появилась статья доктора Н. А. Колпакова «Последние Пушкины». Доктор писал о пушкинских потомках, с которыми был лично знаком: внуке, Григории Александровиче Пушкине, в 1910 – 1914 г. г. служившем в 92-ом пехотном Печорском полку в Нарве; внучатых племянниках – Анне, Ирине и Александре Пушкиных, которых Колпаков именует правнуками поэта; и, наконец, о 12-летнем Александре Пушкине, который «мыкает горе» в советской России. Н. А. Колпаков призвал русскую эмиграцию помочь мальчику перебраться к семье в Эстонию и получить образование. 

Статья вызвала всеобщий интерес, была перепечатана во многих эмигрантских газетах и стала отправной точкой к началу эпопеи отправки Саши Пушкина в Эстонию, в Нарву, где его ждала мать, Екатерина Ивановна Пушкина, служившая в интернате эмигрантской гимназии, в которой учились две сестры Александра. Хотя расстояние от Даймища до Нарвы было совсем небольшим, понадобились почти два года усилий эмигрантских и других организаций разных стран и бескорыстная помощь многих людей, чтобы решить судьбу мальчика. Наконец, в мае 1926 года Александр Пушкин после долгой разлуки встретился в Нарве с матерью и сёстрами. 

Правда, попал он тоже не в рай. Гимназия, где служила его мать, была хоть и одной из лучших, но и одной из беднейших эмигрантских гимназий в Эстонии. В книге «Зарубежная русская школа» так написано об этом учебном заведении: «Преподаватели, большинство которых люди пожилого возраста с многолетним стажем, ютятся со своими семьями в самых антигигиенических, сырых и холодных помещениях, на чердаках или в подвалах, хронически недоедают». Летом жалованье учителям не полагалось, поэтому, чтобы прокормить семью, они подрабатывали на торфяных и сланцевых разработках, грузили баржи, мостили улицы. Екатерина Ивановна Пушкина тоже вынуждена была на лето наниматься прислугой в Хаапсалу. 

Екатерина Ивановна проживала в квартире заведующей интернатом. Отдельной комнаты у Пушкиной не было, поэтому, когда в Нарву прибыл Александр, ему не разрешили поселиться в женском интернате у матери. Пришлось проситься на постой к родственникам. 

Вот так, в конце концов, воссоединилась семья Пушкиных, но не в полном составе: глава семьи, внучатый племянник великого поэта Александр Анатольевич Пушкин, белый офицер, участник похода генерала Врангеля, погиб в 1920 году в бою с красными под Екатеринодаром. 

Конечно, вокруг потомков А. С. Пушкина всегда шло и идёт много споров. Возможно, не все читатели будут согласны с вышеизложенной трактовкой событий. Но для меня главным было: показать разносторонние интересы и связи доктора Колпакова, его активную и бескорыстную деятельность в защиту бедных и угнетённых. 

Что касается судьбы самого доктора, то она сложилась на чужбине вполне благополучно. Жизнь его завершилась 19 марта 1930 г. в Таллинне, где прах его и поныне покоится на Александро-Невском кладбище. Сообщения о кончине доктора Колпакова поместили многие эмигрантские газеты Европы. 

Почтим и мы память замечательного гатчинского врача и общественного деятеля Николая Андреевича Колпакова! 

 

ВЛАДИСЛАВ КИСЛОВ

2013 г. 

 

 ≪ Начало