Ihre Browserversion ist veraltet. Wir empfehlen, Ihren Browser auf die neueste Version zu aktualisieren.


ПОИСК НА СТРАНИЧКЕ

Актуальное

 

Очерки о династии  ОЛЬДЕРОГГЕ  из цикла  "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ"

 

"Н.С.ВУЛЬФЕРТ-БРАСОВА" - новый очерк из цикла  "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ"

  

Очерки  о  СЕМЬЕ БРУННЕР  из  цикла  "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ. ДИНАСТИИ"

 

"Л.О.ЛИНЕВИЧ",  "В.И.МЕЖОВ"  - новые очерки  из цикла  "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ"

 

В очерк  "СВЕТЛЕЙШАЯ КНЯГИНЯ ЛИВЕН" добавлены фотопортреты княгини

  

 

 

Приглашаем Вас посетить наш видеоканал на YouTube:

"ВЛАДИСЛАВ КИСЛОВ. РАССКАЗЫ ГАТЧИНСКОГО КРАЕВЕДА"   

 

 

Выдающиеся жители старой Гатчины 

 

 Соллертинские 

 

В старой Гатчине в главном здании дома № 40 на проспекте Павла I (25 Октября) с 15 октября 1871 года размещалось учебное заведение, готовящее учителей: Учительская семинария имени Императора Александра II.

Этот двухэтажный каменный дом, построенный по проекту архитектора Николая Петровича Басина (1845 – 1917), принадлежал надворному советнику Андрею Семёновичу Попову.

 

 

Директор и некоторые преподаватели Семинарии получали казённые квартиры во флигелях дома.

Среди персонала Семинарии были два человека, носящие одинаковую фамилию Соллертинские: директор Василий Иванович Соллертинский и преподаватель Евгений Сергеевич Соллертинский.

 

Василий Иванович Соллертинский

 

Происходил из семьи священника Рязанской епархии. У Василия был брат, Иван Иванович Соллертинский (1850 – 1907), ставший юристом и со временем дослужившийся до высоких должностей и чинов (сенатор, тайный советник). Была у Василия и сестра: Екатерина Ивановна.

Василий Иванович стал педагогом. В 1890-х годах он преподавал в Петербурге в Учительском и Елизаветинском институтах, был членом Учёного комитета по рассмотрению книг Министерства народного просвещения, состоял членом Математического общества.

В 1899 году, будучи статским советником, В.И. Соллертинский сменил действительного статского советника Василия Алексеевича Воскресенского на посту директора Гатчинской учительской семинарии.

А в 1908 году уже сам Василий Иванович Соллертинский, ставший к этому времени действительным статским советником, передал пост директора Семинарии статскому советнику Якову Ивановичу Рудневу. Во время своего служения в Гатчине Василий Соллертинский был активным членом Гатчинского благотворительного общества и Гатчинского отделения Братства во Имя Пресвятой Богородицы. И это то немногое, что мне известно о пребывании В.И. Соллертинского в Гатчине. Причиной отъезда Василия Соллертинского из нашего города стало его назначение членом отделения Учёного комитета по начальному образованию Министерства народного просвещения в Петербурге. Там Соллертинский нанял квартиру на 5-й линии Васильевского острова, в доме № 52 (фото ниже). Вместе с ним поселилась его сестра Екатерина Ивановна. В этом доме Василий и Екатерина Соллертинские проживали до 1915 года.

 

 

И ещё один гатчинский след линии рода Соллертинских, происходящей от брата ВасилияИвановича, сенатора и тайного советника Ивана Ивановича Соллертинского и его жены Екатерины Иосифовны, урождённой Бобашинской.

И.И. СоллертинскийИ.И. СоллертинскийВ 1906 году их младший сын, Василий Иванович Соллертинский родился в нашем городе.

Можно предположить, что в это время Иван Иванович вместе с женой проживал в Гатчине, в квартире своего брата Василия. В тот год семья Ивана Ивановича как раз прибыла на жительство в Петербург. А в 1907 году Иван Иванович скончался в Петербурге от рака лёгких.

Его рождённый в Гатчине сын, Василий Иванович, стал художником и погиб в 1942 году в блокадном Ленинграде.

А ещё у И.И. и Е.И. Соллертинских был сын Иван Иванович (1902 – 1944) и дочь Екатерина Ивановна (родилась в 1904). Можно предположить, что в 1906 году малолетние Иван и Екатерина проживали вместе с родителями, т. е. могли находиться в Гатчине.

 

Домна Афанасьевна Бобашинская (урожденная Орехова) с дочерьми. Крайняя слева во втором ряду - Екатерина Иосифовна Бобашинская (в замужестве – Соллертинская)Домна Афанасьевна Бобашинская (урожденная Орехова) с дочерьми. Крайняя слева во втором ряду - Екатерина Иосифовна Бобашинская (в замужестве – Соллертинская)

И.И. Соллертинский-младший в детствеИ.И. Соллертинский-младший в детствеДобавлю, что Иван Иванович Соллертинский-младший стал одним из самых известных Соллертинских. Он был русским советским музыковедом, театральным и музыкальным критиком.

Его сестра Екатерина Ивановна стала специалистом политэкономии, преподавателем этой науки в высших учебных заведениях СССР, профессором.

На фото внизу: Иван Иванович Соллертинский (слева) в молодые годы со своим другом Дмитрием Дмитриевичем Шостаковичем (справа).

 

  

Евгений Сергеевич Соллертинский
(1887 – 1964)

 

Евгений происходил из ветви Соллертинских, состоящих в родстве с Василием Ивановичем Соллертинским.

Евгений родился 9 апреля 1887 года в Петербурге, в семье русского православного богослова, духовного писателя, церковного историка, теоретика педагогики Сергея Александровича Соллертинского (1846 – 1920), происходящего из потомственных священников Рязанской епархии. Жену Сергея Александровича звали Анна Алексеевна.

Отец Евгения, Сергей Соллертинский, окончив Рязанское духовное училище, Рязанскую духовную семинарию и Петербургскую духовную академию, 17 лет преподавал в этой Академии, удостоившись звания магистра, а потом доктора богословия и звания профессора.

9 мая 1888 года Сергей был рукоположен во священники и параллельно с преподаванием в Академии служил до 1901 года в Николо-Богоявленском Морском соборе Петербурга.

Потом отец Сергий служил в разных храмах Петербурга: Сергиевском всей артиллерии соборе; Троице-Измайловском соборе; церкви святой Екатерины на Васильевском острове; церкви Скорбящей Божией Матери за Литейным Двором на Шпалерной.

Сергей Александрович был хорошо образованным человеком, знал 19 иностранных языков.

Отец Сергий упокоился на Никольском кладбище Александро-Невской лавры.

 

  

 

Вернёмся к сыну Сергея Александровича Соллертинского, Евгению Сергеевичу. В 1912 году он окончил физико-математический факультет (отделение естественных наук) Петербургского университета. Как видим, он не стал священником, как того требовали традиции семьи, а выбрал профессию естествоиспытателя. Его даже сделали учёным секретарём общества естествоиспытателей в Петербурге. Но сначала надо было твёрдо стать на ноги. Поэтому, оставаясь секретарём, Евгений Сергеевич поступил на службу в Гатчинскую учительскую семинарию в качестве преподавателя географии и естественной истории.

В Гатчину Евгений Соллертинский приехал вместе со своей молодой женой Ниной Вячеславовной Дюшен, дочерью генерала от артиллерии, члена артиллерийского комитета Главного артиллерийского управления Вячеслава Александровича Дюшена (1847 – 1916).

В Гатчине супруги наняли квартиру на проспекте Павла I, в деревянном одноэтажном доме Соболева (№ 51). Дом находился на противоположной от Семинарии стороне проспекта, примерно в районе нынешней Центральной почты.

В 1914 году, когда началась Великая война, Евгения Сергеевича в армию не призвали по нездоровью. В тот год у Соллертинских в Гатчине родился сын Владимир.

В 1915 году Соллертинские переехали в дом С.П. Рождественской (№ 4) на улице Гернетовской (ныне Хохлова). В этом двухэтажном с мезонинами деревянном доме они жили до 1917 года.

Служба в Семинарии шла у Соллертинского успешно. Кроме того, он, вероятно, подрабатывал службой в Гатчинском Сиротском институте, ибо один из бывших воспитанников этого Института, Д.Н. Лебедев писал в своих «Воспоминаниях» (Л. Лениздат, 1980):

«Среди преподавателей института было немало людей прогрессивных взглядов и большой культуры — настоящих русских интеллигентов. …Евгений Сергеевич Соллертинский, воспитатель, который придерживался передовых идей добра и справедливости, любви к народу, внушал их учащимся. Он старался привить нам художественное чутьё и вкус к творчеству».

 Евгений Сергеевич СоллертинскийЕвгений Сергеевич Соллертинский

В начале 1917 года Евгения Сергеевича включили в состав полярной экспедиции, которой должен был руководить В.Ю. Визе. Как пишет в своих воспоминаниях сын Евгения Сергеевича, Владимир:

«В конце 1917 года экспедиция была уже в Архангельске и стала готовиться к назначенному походу. Трудности военного и революционного времени задержали подготовку, финансирование экспедиции прекратилось, поэтому, когда осенью 1918 года англичане оккупировали Архангельск, члены экспедиции были вынуждены искать себе работу. Отец получил должность инспектора гимназий в ведомстве просвещения новой республики, которой фактически управлял английский губернатор. Все русские работники управления получали обмундирование, паёк и жалованье наравне с английскими военнослужащими; я помню отличную, странного фасона шинель, подбитую мягкой овчиной, и собачий треух, привезенные отцом из Архангельска и ещѐ долго служившие ему в нашей последующей бедности.

Фронты Гражданской войны начисто прервали все связи с Петроградом, и члены экспедиции не имели сведений ни о подлинных событиях революции, ни о своих близких, оставшихся в Петрограде, где царили голод и разруха. Они собрали собак, нарты и возможное количество продовольствия и подготовили побег, который стал возможен зимой 1920 года. Это были отважные и умные люди. Они не взяли с собой никакого оружия, даже избранный ими руководитель не имел револьвера.

Точного маршрута их продвижения на юг я не знал, но он проходил восточнее железной дороги, в обход возможных выступов онежского и карельского красно-белых фронтов.

Обожжённые морозами, обросшие и утомлённые недосыпанием и голодом, недели через две они были захвачены красными на подступах к Вологде. Оружия при них не было, сразу их не расстреляли, но через несколько дней, уже в вологодской тюрьме, расстрел им был объявлен. Что-то не сработало в расстрельном механизме — может быть, взял своё здравый смысл — но скоро их определили на заготовку дров для вологодских учреждений. Летом 1921 года они работали на разборке старой пристани на реке Вологде.

Истощённые голодом, они работали под тёплым летним солнцем полуобнаженными и являли вид такого измождения, что вызывали сочувствие горожан. Простота провинциальных нравов и отсутствие жёстких инструкций позволили сочувствующим подкармливать арестантов картошкой и рыбой, чего даже тогда в Вологде было достаточно. Так там появилась девушка, избравшая объектом своего милосердия моего отца. Скоро она стала появляться на пристани каждый день, они подружились, и отец рассказал ей о своей тревоге за семью в Петрограде. Он дал адреса, туда пошли письма, но почта почти не работала тогда, письма шли с оказиями, не всегда верными, и выяснение обстоятельств семьи отца заняло долгие месяцы. Но к концу года уже стало известно, что мать умерла, а мы с братом находимся в таких-то детских домах».

Итак, Евгений Сергеевич в конце 1917 года покинул Гатчину. А что стало с его женой и только что родившимся сыном? В 1917 году у Соллертинских появился второй сын, названный Евгением. И местом его рождения, вполне вероятно, была Гатчина (или Петроград), хотя позднее считалось, что родился он в Вологде. Во всём этом ещё надо разбираться.

В воспоминаниях сына есть ещё одна нестыковка: некоторые источники указывают, что Евгений Сергеевич Соллертинский в 1920 году уже читал курс географии в педагогическом институте Вологды.

Так или иначе, но в начале 1920-х годов Е.С. Соллертинский стал участником научных экспедиций по рекам и озёрам Вологодчины. Результатом стали публикации его научных работ.

В промежутке между экспедициями, в 1923 – 1926 годах, Соллертинский с семьёй находился в ссылке в селе Колпашеве на реке Оби в Сибири, где Евгений Сергеевич работал бухгалтером «Заготхлеба», а потом – на метеостанции, которую сам и построил, а также некоторое время был заведующим местной библиотеки.

Позднее Евгений Сергеевич работал в Бурятии, в городе Верхнеудинске (ныне Улан-Уде) и на Урале, в городе Гурьеве. Там его в 1937 году арестовали. Последовали годы мытарств в лагерях от Урала до Дальнего Востока. Только в 1953 году Евгения Сергеевича освободили.

Последние годы жизни Е.С. Соллертинский провёл в Опеченском Посаде Новгородской области. Там он и умер 23 января 1964 года.

 

Владимир Евгеньевич Соллертинский
(1914 – 1993)

 

Сын Е.С. Соллертинского. Родился в Гатчине. В конце 1917 года вместе с матерью очутился в революционном Петрограде. Мать умерла, а Владимир стал беспризорным. Потом короткое время он находился в детском доме.

В 1920 или 1921 году вторая жена отца, Мария Павловна Офицерова, привезла Владимира и его брата Евгения к отцу в Вологду.

Семья Соллертинских жила в бывшем доме умершего отца мачехи, некогда богатого представителя известной в России шоколадной фирмы «Жорж Борман».

В доме была богатейшая библиотека, книги которой стали своего рода «школой» для рано пристрастившегося к чтению Владимира. Мачеха, Мария Павловна, была образованной женщиной, выпускницей Высших женских курсов. Владимир, его брат Евгений и их мачеха сопровождали Евгения Сергеевича во всех его экспедициях, а позднее – в ссылках. 

Владимир Евгеньевич СоллертинскийВладимир Евгеньевич Соллертинский

 

Позднее Владимир и его брат учились в школе Верхнеудинска, где их отец работал в Госплане, а мачеха – в местном краеведческом музее.

Евгений Евгеньевич
СоллертинскийЕвгений Евгеньевич СоллертинскийВ 1929 году, окончив обучение в школе, Владимир отправился в Москву к тётке, сестре отца, Александре Сергеевне, носившей теперь фамилию Шаркова.

В конце концов Владимир вновь стал проживать вместе с отцом. В 1937 году их арестовали в Гурьеве.

О судьбе отца написано выше. Владимиру тоже выпали годы лагерей, лесоповал, работа в колонне связи Севжелдорлага.

В 1943 году последовало условно-досрочное освобождение. Но ещё многие годы Владимир страдал от притеснений.

Осталось сказать, что младший брат Владимира, Евгений Евгеньевич Соллертинский (родился в 1917), незадолго до Великой отечественной войны окончил педагогический институт. В июле 1941 года был призван в армию. Прошёл всю войну, окончив её в звании старшего лейтенанта гвардии. После войны был преподавателем русской литературы в вузе.

 

ВЛАДИСЛАВ КИСЛОВ

2016 г.