Ihre Browserversion ist veraltet. Wir empfehlen, Ihren Browser auf die neueste Version zu aktualisieren.


ПОИСК НА СТРАНИЧКЕ

Актуальное

 

ПРОГНОЗ ПОГОДЫ в Гатчине на МАЙ-2018

 

"СЕМЕЙСТВО ЛЮЦЕ" -  очерк из цикла "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ"

 

"А.С.ЗАГОРЯНСКИЙ-КИСЕЛЬ" -  очерк из цикла "КЛУБ ЗНАМЕНИТЫХ КАПИТАНОВ. ГАТЧИНА"

 

"Н.В.ГРУДИСТОВ" и  "Б.К.СОКОЛОВ" -  очерки из цикла "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ"

 

ПРОГНОЗ ПОГОДЫ в Гатчине на МАРТ-2018

 

"ЛЫТИКОВЫ"  и  "С.Ф.КОЛЧАК" -  очерки из цикла "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ"

 

"М.М.ДУБРОВИН" - очерк из цикла "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ"

  

 

 

Приглашаем Вас посетить наш видеоканал на YouTube:

"ВЛАДИСЛАВ КИСЛОВ. РАССКАЗЫ ГАТЧИНСКОГО КРАЕВЕДА"   

 

 

Выдающиеся жители старой Гатчины

 

Семья Кладо

Военный флот, кино и аэрология

Часть 4

 

Николай Николаевич Кладо
(1909 – 1990)

 

Признаться, когда я только начинал готовить очерк о семье Кладо, то не собирался подробно рассказывать о Николае Николаевиче. Потому что родился он тогда, когда его отец уже не жил в Гатчине. И сведений о пребывании Николая Николаевича Кладо в нашем городе тоже нет.

Однако в процессе работы над очерком стало ясно, что рассказ о Николае Николаевиче Кладо просто необходим. Для этого есть несколько причин: во-первых, матерью его была гатчинка Анна Николаевна Всесвятская; во-вторых, профессией Николая Николаевича был кинематограф, а Гатчина, как известно, город кинематографический; в-третьих, судьба Николая Николаевича, как нельзя лучше демонстрирует некоторые черты характера, присущие представителям греческого рода Кладо.

***

Начнём по порядку. Ранее я уже писал, что в 1904 году отец Николая, Николай Лаврентьевич Кладо, развёлся со своей первой женой Анной Карловной, урождённой Боане. А в 1906 году его вторая жена (имя мне не известно) умерла при родах дочери, названной позднее Евгенией.

Неутешному Николаю Лаврентьевичу помогали нянчится с малышкой родные и знакомые, в т. ч. гимназическая подруга его дочери Татьяны, Анна Николаевна Всесвятская.

Татьяна и Анна некогда учились в Гатчинской женской гимназии, где преподавала мать Татьяны, Анна Карловна Боане.

Анна Всесвятская была дочерью надворного советника Николая Викторовича Всесвятского, служившего в Контроле Николаевской железной дороги. В начале 1900-х годов Всесвятские жили в Гатчине: с 1901 года на Александровской (Володарского), 7; с 1902 года на Елизаветинской (Достоевского), 25; с 1903 года на Люцевской (Чкалова), 25; в 1906 – 1907 годах на Елизаветинской, 14. Если прибавить то, что в 1904 – 1905 годах глава семьи жил в Любани, то у Всесвятских получается какая-то кочевая жизнь. У Всесвятских было трое детей. Известно имя сестры Анны Николаевны: Зоя Николаевна Всесвятская.

После окончания Гатчинской женской гимназии пути подруг разошлись: Татьяна Кладо стала учиться на Бестужевских курсах в Петербурге, а Анна Всесвятская избрала медицинскую профессию: в 1915 году она получила звание лекаря (врача). Где она обучалась этому? Пока не знаю.

Итак, в 1906 году Анна Всесвятская вместе с Татьяной Кладо иногда нянчила малышку-сиротку Евгению у Николая Лаврентьевича Кладо. Так получилось, что Анна и Николай Лаврентьевич полюбили друг друга. Вскоре они венчались. Брак 45-летнего офицера с 18-летней подругой и ровесницей его дочери возбудил всеобщие пересуды. Николаю Лаврентьевичу даже пришлось написать начальству Морской Академии докладную, в которой дать объяснение своей новой, третьей по счёту, женитьбе. Кладо со свойственной ему прямотой написал, что полюбил юную женщину и что:

«Умная, красивая, она является источником моих новых творческих начал».

На лекциях по психологии современные слушатели Морской Академии знакомятся с этим удивительным фактом из биографии знаменитого моряка.

Как бы там ни было, а брак Николая Лаврентьевича Кладо и Анны Николаевны Всесвятской оказался удачным. В скором времени в их семье подрастало уже четверо детей: Евгения, Николай, Лев и Наталья. Матерью трѐх последних была Анна Николаевна. Жили Кладо в Царском Селе. Николай Николаевич Кладо позднее вспоминал:

«Мы живём в пригороде Царского Села – Софии. Вечерами встречаем на вокзале отца. Вместе с нами его встречает и ведёт до дому околоточный».

 

Вознесенский (Софийский) собор в Царском СелеВознесенский (Софийский) собор в Царском Селе

Лев Николаевич Кладо умер ребёнком. А Евгения, Николай и Наталья Кладо унаследовали от отца лингвистические способности, талант общения с людьми, трудолюбие.

В 1919 году глава семьи скончался. Старшему сыну Николаю только что исполнилось 10 лет. Время было трудное. Советская власть не назначила вдове и её детям пенсии за потерю кормильца.

Николай убежал из дома. Его дочь, Фатима Николаевна, вспоминала:

«Ночевал, где придётся, перебивался с хлеба на воду. Такая суровая жизнь из многих сделала бандитов – особенно в те страшные 20-е годы, но, к счастью, судьба уберегла отца от красно-белого террора. Он познакомился с кинематографом, с которым они, кстати, были почти ровесники. Мальчишкой папа любил ходить по кинотеатрам, сидел в кинобудках, видел множество фильмов и принял решение стать киномехаником. Школу он так и не закончил, но это не помешало ему блестяще защититься в аспирантуре ВГИКа. Судьба его свела с интереснейшими людьми – Герасимовым, Козинцевым, Олешой, Шкловским, Довженко… Все они уважали отца и прислушивались к его мнению, потому что знали, что те испытания, через которые он прошёл, никогда не позволят ему врать себе и другим».

Н.Н. КладоН.Н. КладоДействительно, Николаю повезло: он нашёл любимое дело и никакие жизненные неурядицы так и не смогли отнять его у него.

Начав с помощника киномеханика, Николай в 1926 – 1927 годах учился на операторском отделении в Ленинградском фототехникуме, а потом продолжил образование в Институте истории искусств. Одновременно работал осветителем, помощником режиссёра, пробовал себя в качестве актёра.

Кроме того, он учился в сценарной мастерской киностудии «Ленфильм» в группе Григория Козинцева и Леонида Трауберга. В своих воспоминаниях «Туда и обратно» Кладо писал:

«Я часто после съёмок провожал Григория Михайловича до дому, хотя мне было совсем не по пути. И каждый раз жалел, что он живёт близко. Так мне казалось. Эти беседы запомнились на всю жизнь. Они стали моей академией кинематографических знаний. В коллективе ленфильмовской молодёжи я поставил две короткометражки. Написал сценарии «Круг и треугольник», «Гроза фашизма» и «Море по колено» и т. д.».

В качестве режиссёра, начальника сценарного отдела, заведующего производством Николаю Кладо довелось работать на киностудиях Ленинграда, Москвы, Еревана, Ташкента, Алма-Аты, Душанбе. Ещё с 1924 года Николай Кладо начал печататься в периодической печати. Его перу принадлежат работы об искусстве, о деятелях советского кинематографа, об истории «Ленфильма», критические статьи. В 1930 году Николая арестовали и отправили в Вологду. Однако, несмотря на это, в 1930 – 1931 годах вышли в прокат несколько фильмов, режиссёром и сценаристом которых был Николай Кладо.

***

В 1933 году безвременно умерла мать Николая Анна Николаевна Кладо. Она была врачом,А.Н.Кладо (Всесвятская)А.Н.Кладо (Всесвятская) работала в Ленинграде, жила на Васильевском острове. Вместе с нею проживали: дочь её мужа от первого брака – Татьяна Николаевна Кладо; дочь её мужа от второго брака – Евгения Николаевна Кладо, которая, окончив Школу Карла Мая, работала преподавательницей английского языка; сестра её мужа – Любовь Лаврентьевна Кладо (родилась в 1871 году, умерла в блокаду в апреле 1942 года, похоронена на Пискарёвском кладбище).

***

В 1934 – 1935 годах Николай Кладо учился в аспирантуре ВГИКа по специальности «Теория кинодраматургии».

В 1944 – 1945 годах Кладо находился на фронте. Потом возвратился в Душанбе. Вплоть до 1957 года Кладо работал по большей части в южных и азиатских регионах СССР. 

В кинематографе Николай Кладо проявил себя как сценарист, драматург, киновед, критик, режиссёр, педагог, теоретик кино и телевидения. В 1987 году ему присвоили звание Заслуженный деятель искусств РСФСР.

Н.Н. КладоН.Н. КладоОднако наградами Николай Кладо избалован не был. Во всём был виноват его независимый нрав и острая критика конъюнктурщины и непрофессионализма в искусстве. К примеру, он называл романы Пикуля бульварными. Как вспоминал киновед Валерий Фомин:

«Мне посчастливилось в своё время увидеть Николая Николаевича Кладо в его коронном жанре публичного скандалитэ. К тому времени за ним уже столь прочно закрепилась соответствующая слава, что на трибуну его уже всеми правдами и неправдами просто не выпускали. Каждый раз он был вынужден просто прорываться. …Начальству при одном его появлении делалось дурно, а простой наш кинематографический народ, возможно, не всегда разделяя его мысли и оценки, был всё равно ему страшно благодарен за то, что во время его огненных спичей в зале просыпались даже дохлые мухи. В другие времена и при другом начальстве талантам, знаниям и редким качествам Николая Николаевича наверняка нашлось бы более подходящее применение, а может быть, даже и цены бы им не было».

А вот, что говорил о Николае Кладо режиссёр Петр Тодоровский:

«Это был единственный кинокритик в стране, который выступал остро, не оглядываясь на начальство, словно забывая, в какое время он живет. Я бы назвал его человеком-знаменем, который во время расцвета цензуры говорил правду о положении в Советском Союзе, о положении в кино».

***

В 1957 году Кладо переехал с семьёй в Москву, где поселился в Доме писателей. Дочь Николая, Фатима Николаевна Кладо, вспоминала:

«Напротив строился Дом актера. Там поселились Рыбников с Ларионовой, Белохвостикова, Соколова и другие. А в нашем доме жили Вайншток, Розов, Арбузов, Алешин, Штейн, Бек, Галич, Гайдай, Евтушенко, Ахмадулина, Нагибин, Шкловский, Садовский – тот самый, который спрятал архив Марины Цветаевой… Представляете, всё это были наши соседи! …В нашем доме жила, вроде бы, интеллигенция – писатели, а атмосфера была, как в деревне. Мы друг к другу постоянно ходили в гости, общались. К нам приезжал Сергей Владимирович Михалков, чтобы посмотреть, как мы устроились: расхаживал по квартире, как хозяин, всюду заглядывал… Двери в квартирах практически никогда не запирались. Сейчас всё, конечно, совсем по-другому».

В семье Кладо применялись свои оригинальные методы воспитания в детях собственного мнения. Обратимся вновь к воспоминаниям Фатимы Кладо:

«Папа всегда давал нам возможность выбора, воспитывал нас очень умно, тонко. В холле квартиры стоял большой стол. Регулярно отец приходил с огромной охапкой книг и как бы случайно забывал их на этом столе. Мы с сестрой потихоньку их растаскивали, читали и возвращали на место. Потом появлялась новая стопка. Папе на рецензию приносили много сценариев, я и их всегда читала, он это знал. «Прочла?» – спрашивал. – «Да». – «Ну и как?». – «Интересно». Он не продолжал расспрашивать: хотел, чтобы у меня всегда было собственное мнение».

С чем-то подобным встретился в семье Кладо будущий создатель документального кино Узбекистана Абдумалик Каюмов, который впервые встретился с Николаем Кладо ещё во время обучения в школе:

«Однажды в 1929 году в школе появился красивый человек - Николай Николаевич Кладо, сын знаменитого адмирала. Из тридцати человек он почему-то выбрал меня. Привёл к воротам первой узбекской киностудии. Я вошёл, и двери захлопнулись навсегда. Кладо снял меня в роли батрака в своём фильме «Американка из Багдада». Потом было ещё несколько ролей, но мне всё больше хотелось снимать кино самому. Иногда мне разрешали заглянуть в объектив, и даже повернуть «ручку»… Оператором был немец Фридрих Константинович Веригодоровский. Я ему помогал таскать штативы, перематывать по ночам плёнку, проявлять. Он научил меня почти всему, что должен знать кинооператор.

В 1930 году Кладо привёз меня в Ленинград. Шестнадцать комнат его квартиры были тесно набиты книгами. Мать Николая и спрашивает: читал ли я «Войну и мир»? Я, конечно, не читал. Она достала с полки том, положила передо мной и велела каждый день прочитывать 50 страниц. Кроме того, она научила меня сидеть за столом, держать нож и вилку, — то есть, научила элементарной европейской этике… В 1931 году я уже учился во ВГИКе. А два года спустя решил, что всё умею, вернулся в Ташкент и начал снимать…».

***

Дети Николая Николаевича Кладо унаследовали его таланты. Сын Тимур Николаевич Кладо (род. 1940) стал строителем; дочь Фатима Николаевна Кладо (род. 1942) – актрисой, режиссёром, театральным педагогом; дочь Дильбар Николаевна Кладо (род. 1943) – тележурналистом, сценаристом; дочь Екатерина Николаевна Кладо (род. 1970) – киноведом.

***

Николай Николаевич Кладо скончался в Москве. Похоронен на Миусском кладбище.

 

ВЛАДИСЛАВ КИСЛОВ

2015 г.

 

  

≪ Назад к части 1

≪ Назад к части 2

≪ Назад к части 3