Ihre Browserversion ist veraltet. Wir empfehlen, Ihren Browser auf die neueste Version zu aktualisieren.


ПОИСК НА СТРАНИЧКЕ

Актуальное

 

Прогноз погоды в Гатчине на ДЕКАБРЬ-2018

 

"Г.И.ГРИНЕРВАЛЬД"  -  новый очерк из цикла  "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ"

 

Очерки о династии  ОЛЬДЕРОГГЕ  из цикла  "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ"

 

"Н.С.ВУЛЬФЕРТ-БРАСОВА" - новый очерк из цикла  "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ"

  

Очерки  о  СЕМЬЕ БРУННЕР  из  цикла  "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ. ДИНАСТИИ"

 

"Л.О.ЛИНЕВИЧ",  "В.И.МЕЖОВ"  - новые очерки  из цикла  "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ"

 

В очерк  "СВЕТЛЕЙШАЯ КНЯГИНЯ ЛИВЕН" добавлены фотопортреты княгини

  

 

 

Приглашаем Вас посетить наш видеоканал на YouTube:

"ВЛАДИСЛАВ КИСЛОВ. РАССКАЗЫ ГАТЧИНСКОГО КРАЕВЕДА"   

 

 

Гатчинский авиационный госпиталь

 

Очерк пятый

 

Юлий Фридрихович Мартенс

(продолжение) 

 

Итак, о самом Юлии Фридриховиче уже рассказано в предыдущем очерке. Пора узнать о его жене и детях.

Жену Юлия Фридриховича Мартенса звали Жанетта Яковлевна. После кончины мужа она проживала вместе с сыном Александром: вначале на Мойке, 84 – 15; затем – на Гороховой, 52; с 1900 до 1917 года – в их собственном доме на Набережной Чёрной речки, 41.

Рассказ о детях Юлия и Жанетты Мартенс начну с Фридриха Карла Юльевича Мартенса, которого по-русски величали просто Фёдором Юльевичем. Он родился 4 февраля 1843 года. С 1890-х годов Фёдор был совладельцем «Торгового дома Ю. Мартенс» в Петербурге. Фёдор Юльевич скончался 6 ноября 1906 года в Петербурге и был похоронен в лютеранской части городского кладбища Гатчины. В 1990-х годах повреждённый памятник был снесён с исторического места и позднее исчез.

Младшего брата Фридриха тоже звали Фридрихом. Скорее всего, они различались по второму имени, как это нередко бывало в немецких семьях. Но, если старшего Фридриха переименовали в Фёдора, то младший так и оставался всю жизнь Фридрихом.

Фридрих Юльевич Мартенс родился в Гатчине 8 декабря 1862 года, крещён был 20 декабря того же года. Полтора года, вплоть до переезда родителей в Петербург, Фридрих провёл в нашем городе.

В 1876 – 1885 году Фридрих обучался в знаменитой Петришуле. А затем решил стать врачом и поступил в Медико-хирургическую академию Петербурга.

 

 

В 1891 году, окончив обучение в МХА, Фридрих начал врачебную службу младшим врачом 109-го пехотного Волжского полка в Ковно (ныне Каунас, Литва). Там Фридрих Мартенс служил до 1895 года.

 

 

Далее в военной карьере лекаря Мартенса произошёл резкий поворот: он стал флотским врачом и получил назначение младшим ординатором в Морской госпиталь Кронштадта. 

 

 

Через год, освоив навыки, необходимые для медицинской службы на кораблях, Мартенс стал младшим врачом крейсера «Адмирал Нахимов». Особенностью этого крейсера было то, что кроме паровой машины, корабль имел и парусное вооружение.

 

  

В 1898 году Мартенс перешёл на броненосец береговой обороны, а в 1899 году стал младшим врачом 1-го флотского экипажа в Кронштадте.

В 1900 году, имея к этому времени чин надворного советника, Мартенс вновь стал младшим ординатором Николаевского морского госпиталя Кронштадта. А через год вернулся во флотский экипаж, но уже не в 1-й. а в 20-й, да к тому же в качестве старшего врача.

Здесь ему довелось в течение 1900 – 1901 годов служить старшим врачом крейсера 1-го ранга «Герцог Эдинбургский».

 

Полуброненосный фрегат «Герцог Эдинбургский». Картина В.В. ИгнациусаПолуброненосный фрегат «Герцог Эдинбургский». Картина В.В. Игнациуса

В 1901 – 1902 годах Мартенс служил старшим врачом крейсера «Минин». Это был уже довольно старый корабль, построенный на Невском заводе и спущенный на воду 22 октября 1869 года. Первое плавание корабль совершил лишь в 1878 году. В 1898 году судно переоборудовали в учебное. При этом на него установили паровую машину с бывшей царской яхты «Ливадия».

 

 

«Минин» стал последним кораблём, на котором довелось служить лекарю Фридриху Мартенсу. И всё это были не самые современные суда Российского Императорского флота. Однако служба на них была не менее трудна и почётна.

В 1905 году Фридриха Мартенса перевели старшим врачом Свеаборгской флотской роты в Гельсингфорс (ныне Хельсинки, Финляндия). Здесь Мартенс служил, став в 1915 году статским советником, вплоть до событий 1917 года.

 

  

Во время Великой войны Фридрих Мартенс, помимо исполнения своих прямых служебных обязанностей, был также помощником директора временного морского госпиталя в Гельсингфорсе.

После октябрьских событий 1917 года Фридрих Мартенс решил остаться в эмиграции в Финляндии. 30 апреля 1922 года он скончался в Гельсингфорсе.

В 1901 году Фридрих Мартенс женился на Марии Алисе Юлии Фреммерт. Она была дочерью известного хирурга, гофмедика Вильгельма Понтуса Гуго Фреммерта (1837 – 1904), которого обычно величали Гуго Фёдоровичем (хотя отца его, землевладельца, звали Людвиг).

Гуго Фреммерт родился в Эстляндии, в поместье Яговаль, недалеко от Ревеля (нынешнего Таллинна). Отучившись несколько лет в губернской гимназии Ревеля, Гуго уехал в Петербург, где в течение 1852 – 1855 годов был аптекарским учеником, а в 1855 – 1857 годах – аптекарским помощником.

Потом Гуго сумел поступить на медицинский факультет Московского университета. Как и подавляющее большинство врачей, выпускников университетов, Гуго Фреммерт служил потом по гражданскому ведомству. Ему довелось быть окружным врачом в Москве, практикующим врачом в Петербурге; ординатором Александровской больницы для чернорабочих и Обуховской больницы; служить окружным врачом Главного Дворцового управления в Петербурге.

Фреммерт успешно сочетал лечебную деятельность с общественно-медицинской, будучи ординатором (консультантом) больницы Медико-филантропического комитета, а также членом Петербургского врачебного общества.

Одно из мест службы Фреммерта было особенным и даже сыграло судьбоносную роль в его жизни. Дело в том, что с 1866 года Фреммерт был врачом бумажной фабрики Небе на реке Ижоре, то есть в наших местах. Фреммерт занимался изучением заболеваемости рабочих бумажных фабрик и даже опубликовал результаты своих исследований в «Вестнике общей гигиены, судебной и практической медицины (1892, №№ 1 – 3).

Следует сказать, что в 1890-х годах, когда проблемам санитарного состояния местностей вокруг Гатчины стали уделять большое внимание земские врачи Царскосельского уезда, они не могли не обратить внимание на неблагоприятное воздействие на природу бурно развивающихся в округе промышленных предприятий, в т. ч. и бумажной фабрики Небе. Так, в 1899 году санитарный врач уезда Григорий Абрамович Карпов обнаружил антисанитарию на заводах в жилых помещениях для рабочих, случаи приготовления подрядчиками недоброкачественной пищи. Карпов отметил также крайне печальное и неулучшающееся положение с загрязнением фабрично-заводскими стоками реки Ижоры, особенно в её нижнем течении:

«...Писчебумажные фабрики Небе, Рейнгардт (на самом деле, Рейнер – В. К.) и др. загрязняют и отравляют воду на реке Ижоре, рыба в воде дохнет, для питья вода абсолютно негодна. По моему настоянию были проведены бактериологические исследования воды, которые с очевидностью обнаружили её непригодность для употребления в питьё. Фабриканты, не будучи в состоянии отрицать испорченность воды, предлагали было устроить в поселениях, лежащих на р. Ижоре, колодцы, но с подобным их предложением, конечно, согласиться нельзя; ведь это значило бы отдать всю реку на полное и как бы узаконенное отравление её фабрикантами. Все мои представления, убеждения и требования остались невыполненными».

Так что деятельность фабричных врачей, в том числе и Г.Ф. Фреммерта, была весьма важной для охраны здоровья рабочих и защиты окружающей среды от вредного влияния выбросов производства.

 

Бумажная фабрика Д. Рейнера (ныне фабрика «Коммунар») на реке Ижоре. Начало ХХ векаБумажная фабрика Д. Рейнера (ныне фабрика «Коммунар») на реке Ижоре. Начало ХХ века

Весной 1871 года Гуго Фреммерт женился на Эмилии Шарлотте Марии Иоганне Небе (1843 – 1932), дочери одного из владельцев бумажной фабрики Небе. Во многих документах Эмилию именовали просто Эмилией Конрадовной.

У супругов Фреммерт было две дочери. Одну звали Мария Алиса Юлия (1879 – 1942), а в обычной жизни – Мэри Гуговна. Вторую дочь звали Габриель Эмилия Паулина.

Заслуги Гуго Фреммерта были оценены по достоинству: его наградили многими орденами, в том числе орденом св. Владимира 4-й степени (1882 год). Этот орден давал право на присвоение потомственного дворянства, т. е. дворянами автоматически становились члены его семьи и их потомки. Произошло это 8 августа 1884 года.

А 31 января 1890 года Г.Ф. Фреммерт удостоился собственного дворянского герба, на котором:

«В золотом щите лазуревая палица, обвитая таковою же змеёю. В лазуревой главе щита золотой лев. Щит увенчан дворянским коронованным шлемом.

Нашлемник: три страусовых пера, из коих среднее золотое, а крайние лазуревые. Намет лазуревый с золотом. Девиз: «In labore salus» лазуревыми буквами на золотой ленте».

Мой перевод девиза: «Здоровье – в труде».

Мартенсы породнились и с Небе. Произошло это, благодаря женитьбе в 1896 году Фридриха Франца Небе (1838 – 1913) на Кларе Алиде Марии Мартенс (1872 – после 1947). Фридрих Небе был купцом и землевладельцем, хотя мог по окончании медицинского факультета служить врачом. Это был тот редкий в истории России случай, когда врач не служил по своей специальности. 

Другой сын Юлия Мартенса, потомственный дворянин Александр Гуго Петер Юльевич Мартенс был купцом. С 1891 года он владел химической лабораторией, а позднее – «Торговым домом Ю. Мартенс». Кроме того, Александру принадлежали несколько домов в Петербурге.

В марте 1892 года Александр Мартенс венчался с Софией Эмилией Каждан (Cache d'Oint), француженкой, родившейся в Петербурге в 1866 году. У супругов родилось семеро детей. Третья по счёту дочь (имя её мне, к сожалению, не известно), позднее стала матерью семьи Каждан, которая в 1928 году эмигрировала в Австралию. Один из детей этой семьи проживал там ещё в 2003 году.

А в 1873 – 1874 годах в Гатчине, в 24-й артиллерийской бригаде служил младшим врачом Михаил Семёнович Каждан (1841 – после 1916). Тут я ещё раз напомню, что Каждан – это российское производное от французской фамилии Cache d'Oint. В поисках сведений о петербургских Кажданах мне удалось найти сообщение о том, что в мае 1883 года в Петербурге надворный советник Мориц Мишель Каждан женился на Терезе Иоанне Мартенс.

Любопытно проследить историю метаморфоз, происходящих с именем Михаила Семёновича Каждана. В адресной книге Петербурга на 1867 – 1868 годы его именовали Мейером Каждановым и сообщали, что он проживает по Большой Дворянской улице на Петербургской стороне, в доме № 16, квартира 9, а ещѐ – что он студент Медико-хирургической академии.

В «Российском медицинском списке» 1871 года его называли уже Маврикием Семёновичем, лекарем, надворным советником, служившим по Военному министерству. И так продолжалось до 1890 года, когда его впервые назвали Михаилом Семёновичем. Но в 1893 году вернулись к имени Маврикий. Лишь с 1896 года этот справочник всегда именовал Каждана Михаилом Семёновичем.

Интересно, что в документах Военного министерства периода службы Каждана в Гатчине (1873 – 1874 годы) его называли Михаилом Семёновичем.

А в 1883 году, когда он женился, его называли Морицем Мишелем.

Справочник «Весь Петербург», начиная с 1896 года, именовал Каждана Михаилом Семёновичем.

О Михаиле Семёновиче Каждане планируется написать отдельный очерк, а пока сообщу, что Кажданы, благодаря Михаилу, породнились с Мартенсами и по женской линии.

Произошло это в 1883 году (смотри выше). Избранницу Михаила звали Тереза Иоанна Мартенс. Вначале я не мог определить: в каком родстве она могла состоять с родом Мартенсов. Но когда я сверился со справочником «Весь Петербург», оказалось, что там жену Михаила Каждана именовали Терезой Юльевной. Всё стало ясно: она была дочерью Юлия Фридриховича Мартенса. Вот так один бывший гатчинец породнился с другим бывшим гатчинцем.

Вернёмся к другим детям Юлия Мартенса. Его третий сын, потомственный дворянин Владимир Юльевич Мартенс был провизором. В 1912 году он уже служил директором «Торгового дома Ю. Мартенс».

Четвёртый сын Юлия Мартенса, потомственный дворянин Константин Юльевич Мартенс был, очевидно, военным: в 1900 году он, проживая в родительском доме на Набережной Чёрной речки, 41, числился прапорщиком. А вот что мне удалось найти в интернете (пунктуация источника сохранена):

 

«Владимир Мартенс:
Здравствуйте, уважаемый Александр! Упомянутый в Вашем труде аптекарь Мартенс Юлий Фридрихович похоже является моим родственником по отцовской линии и возможно братом ф.ф. Мартенса (1845 – 1909) знаменитого международного правоведа. Может быть Вы обладаете какой-то более подробной информацией о Юлие Фридриховиче? Мой дед Мартенс Константин Юльевич умер в 1914 году молодым. Есть и другие подробности…».

 

Какая судьба была уготована другим потомкам Мартенсов и Кажданов в советском Петербурге, мне пока не известно. Но есть несколько интересных находок в интернете.

В первое десятилетие XXI века потомок петербургских Кажданов Peter Platan проживал в Финляндии. Его предком (мать бабки) по женской линии была Клара Анна Каждан, родившаяся в Петербурге в 1886 году.

А вот что ещё нашлось в интернете. В августе 2013 года корреспонденту газеты «Ладога» дал интервью Эдуард Арвидович Мартенс. Привожу фрагменты этого интервью:

 

«…Наша страна всегда славилась умельцами. Когда-то такие люди ценились на вес золота. Сейчас, во времена Интернета и китайского ширпотреба, многие из них остаются незамеченными и невостребованными. Однако человек, наделённый особым даром, не сможет долго прятать его в себе – своими открытиями он должен делиться с другими.

Эдуард Мартенс – изобретатель. Одну из своих находок – «Способ Мартенса настройки струнных инструментов с грифом» ему удалось запатентовать около 10 лет назад. Сегодня он открыл способ увеличения чёткости видения. Эдуард уверен, что его новое изобретение поможет людям с плохим зрением обходиться без очков.

…С Эдуардом Мартенсом я познакомилась во время одного из богослужений в Православном единоверческом приходе Тихвинской иконы Божией Матери на Аннинском погосте. Оказалось, что Эдуард Арвидович не только прихожанин церкви, помощник еѐ настоятеля иерея Сергия Зиновьевича Чижа, но и неординарный, склонный к изобретательству человек. Причём его изобретения – это отнюдь не плод неуёмной фантазии. Все они основываются на превосходных знаниях Эдуарда Мартенса в области физики, механики, математики и других точных наук…

Широко известен так называемый бинт Мартенса (резиновый жгут), - рассказывает Мартенс-младший. - Мой пра-прадед был крупным производителем перевязочных материалов, основателем торгового дома Ю. Мартенса (бывший завод «Прогресс», Чёрная речка, 41-43 и другое). Будем считать, что я беру пример с предка…».

 

Эдуард Арвидович МартенсЭдуард Арвидович Мартенс

 

Вот такие они, Мартенсы!

 

ВЛАДИСЛАВ КИСЛОВ

2016 г.