Ihre Browserversion ist veraltet. Wir empfehlen, Ihren Browser auf die neueste Version zu aktualisieren.


ПОИСК НА СТРАНИЧКЕ

Актуальное

 

Очерки о династии  ОЛЬДЕРОГГЕ  из цикла  "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ"

 

"Н.С.ВУЛЬФЕРТ-БРАСОВА" - новый очерк из цикла  "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ"

  

Очерки  о  СЕМЬЕ БРУННЕР  из  цикла  "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ. ДИНАСТИИ"

 

"Л.О.ЛИНЕВИЧ",  "В.И.МЕЖОВ"  - новые очерки  из цикла  "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ"

 

В очерк  "СВЕТЛЕЙШАЯ КНЯГИНЯ ЛИВЕН" добавлены фотопортреты княгини

  

 

 

Приглашаем Вас посетить наш видеоканал на YouTube:

"ВЛАДИСЛАВ КИСЛОВ. РАССКАЗЫ ГАТЧИНСКОГО КРАЕВЕДА"   

 

Очерки / Выдающиеся жители старой Гатчины / Династии / Семья Бруннер

 

Семья Бруннер

Часть 3

 

Леонтий Фёдорович Бруннер

(1856 – 1942)

 

Старший из трех сыновей титулярного советника Федора Христофоровича Бруннера. Родился 12 октября 1856 года в Петербурге, где его отец преподавал в Петришуле. В этом учебном заведении Леонтий (кстати, при рождении он получил имя Ludwig Friedrich Adolf, а позднее в некоторых официальных документах его именовали Людвигом Христофоровичем) начал обучение в 1866 году, а окончил его по гимназической программе весной 1876 года.

В том же году Леонтий поступил на естественное отделение физико-математического факультета Петербургского университета. Отучившись один год, молодой человек обнаружил желание поменять профессию и стать врачом. Для этого он в 1877 году перевелся на второй курс Медико-хирургической академии. Там его сокурсниками стали выпускники Гатчинского Сиротского института Платонов, Предтеченский, Андронов и Бяшков. Мне не удалось найти свидетельств дружбы Леонтия с этими людьми. И не удивительно: ну не мог Бруннер в годы учебы в Академии предполагать, что ему доведется позднее работать в ближайших окрестностях Гатчины.

Леонтий окончил МХА 7 ноября 1881 года в звании доктора медицины. Несмотря на это звание, свидетельствующее о его серьезных научных трудах еще в студенческие годы, он стремился к дальнейшему профессиональному совершенствованию. О своих мыслях по этому поводу он рассказал в автобиографии, написанной в 1906 году по случаю 25-летия окончания МХА:

«Считая своим идеалом энциклопедическую подготовку врача по главным специальностям медицины, я задался целью, по окончании Медико-хирургической академии, в продолжении нескольких лет и под руководством опытных товарищей-врачей, подготовиться к врачебной деятельности среди деревенского населения. С этой целью я работал, с 1881 по 1883 год, в должности сверхштатного врача Петербургского Воспитательного дома (ВД), в грудных отделениях и для взрослых в лазарете ВД. Здесь одновременно с работою в ВД я изучал акушерство и гинекологию в Мариинском родовспомогательном доме… Кроме того, в 1881 – 1883 годах знакомился с практической хирургией, посещал хирургические отделения Мариинской и Обуховской больниц. Глазные болезни, насколько это нужно для земского врача, изучал в Петербургской глазной лечебнице…».

Вот так, непритязательно, своими словами, Леонтий Федорович рассказал нам о первых годах своей врачебной службы.

В мае 1883 года Леонтий был назначен окружным врачом Петербургского ВД в Ямбургском (город Ямбург – ныне Кингисепп) уезде и одновременно стал заведующим земским медицинским пунктом в Ястребинской волости этого уезда. Ныне село Ястребино Волосовского района насчитывает чуть более 60 жителей, а во времена Бруннера это было довольно большое (по тем временам) село с населением в 70 с лишним человек. Село, кстати, было известно с 1500 года. Здесь имелись: волостное правление, мельница, церковь, часовня, богадельня, школа, ежегодная ярмарка.

Непосредственная служба Бруннера проходила в возглавляемом им окружном лазарете на 40 кроватей. Служа в Ямбургском уезде, Бруннер сполна использовал знания и навыки, полученные им во время учения в МХА и последующей практики. Он проводил много довольно сложных хирургических операций, а число принимаемых им амбулаторных больных доходило до 6 тысяч человек в год.

Кроме того, Леонтий Федорович сумел собрать среди местных помещиков и крестьян добровольные пожертвования, на которые сумел выстроить в Ястребино, при квартире фельдшерицы, земский приемный покой на 8 кроватей. Именно кроватей, ибо только в советское время в наш обиход вошло казенное слово «койка». Причем, землю под строительство приемного покоя безвозмездно отвел местный помещик князь В.В. Оболенский.

Интересная деталь: будучи врачом Ямбургского округа ВД, Бруннер, живя в Ямбурге, выполнял обязанности железнодорожного врача на станции Веймарн. Служил он там так старательно, что в награду получил от Управления Балтийской железной дороги пожизненный именной жетон для бесплатного проезда по линиям Балтийской железной дороги!

Служа в Ямбургском округе ВД, Бруннер занимался также научной деятельностью, опубликовал в журнале «Врач» статьи «К вопросу о лечении дифтерита» (1883) и «О воспитательных домах» (1885).

Леонтий Бруннер служил в Ямбургском округе и Ястребино до 1890 года, когда 13 января его назначили врачом Гатчинского округа Петербургского Воспитательного дома. Окружной лазарет располагался в селе Колпино (ныне Малые Колпаны) в двух верстах от Гатчины.

 

  

Чем занимался Гатчинский окружной врач Бруннер? Тем, что руководил своим округом, который располагался на большой территории и включал в себя учреждения, занимающиеся призрением, воспитанием и лечением малолетних сирот или детей малоимущих родителей: Гатчинский Сиротский институт, сельские лазареты Петербургского Воспитательного дома в Колпине и Тайцах. Кроме того, малолетние питомцы размещались для житья и воспитания в крестьянские семьи, за что крестьяне получали определенную плату. Такие питомцы тоже входили в сферу обслуживания окружного врача. Число их было велико. Так, только на Гатчинском земском участке в 1886 году воспитывалось в 1109 семьях 1502 таких ребенка.

 

 

Служа в Гатчинском округе ВД, Леонтий Федорович некоторое время исполнял обязанности земского врача Гатчинского участка, да и впоследствии занимался врачебной деятельностью среди крестьян Царскосельского земства.

В 1892 году Дирекция Петербургского ВД командировала Леонтия Бруннера за границу с целью изучения вопроса о воспитательных домах в Германии и Богемии.

Еще летом 1883 года Леонтий женился на Александре Александровне Лисовской, дворянке. Причем, он был лютеранского, а она католического вероисповедания. В 1884 году у них родилась дочь, ради воспитания которой доктор Бруннер вынужден был 4 января 1893 года перейти из Гатчинского округа ВД в Петербург, став помощником столичного окружного врача. К этому времени Бруннер имел уже довольно высокий чин надворного советника. В Петербурге семья Бруннеров поселилась вначале в Замятином переулке, дом № 4. Через год они переехали на Галерную улицу, в дом № 34.

Обосновавшись в Петербурге, Леонтий Федорович, помимо основной службы, стал врачом частной практики. Кроме того, он активно участвовал в делах благотворительности, будучи, в частности, членом Общества попечения об улучшении быта питомцев обоего пола Петербургского воспитательного дома, вскармливаемых и воспитываемых в деревнях округов, расположенных по линии Балтийской железной дороги. Устав Общества был утвержден 11 декабря 1892 года. Так случилось, что, успешно занимаясь лечением малоимущих сельских жителей, Леонтий Бруннер получил высокие звания и за лечение царственных особ. Первого из таких званий – гоф-медика – он удостоился за то, что в 1894 году, помимо службы в ВД, стал врачом Двора Великого Князя Михаила Николаевича и служил при нем до 1909 года.

 

Дом № 34 на Галерной улице. Здесь семья Бруннеров жила в 1894 – 1900 годах.
Фасад XVIII века воссоздан при реконструкции здания в 2003 годуДом № 34 на Галерной улице. Здесь семья Бруннеров жила в 1894 – 1900 годах. Фасад XVIII века воссоздан при реконструкции здания в 2003 году

Второго высокого звания – почетного лейб-медика – Леонтий Бруннер удостоился 2 апреля 1906 года. Но до этого в его служебной карьере произошли еще несколько важных событий.

Во-первых, 1 марта 1898 года он стал врачом Ксениинского института Ведомства учреждений Императрицы Марии. Кроме чисто врачебной деятельности, он читал в этом же институте лекции по гигиене и оказанию первой медицинской помощи для двух старших профессиональных классов. Вскоре после начала этой службы Леонтия, Бруннеры переехали на другую квартиру: в дом № 21 на Конногвардейском бульваре.

Во-вторых, 20 августа 1904 года Бруннера назначили старшим врачом Дирекции Императорских театров и Театрального училища. Эти должности он исполнял до 1916 года. Дирекция располагалась в доме № 2 на Театральной улице, ведущей к Александринскому театру. Ныне эта улица носит имя зодчего Росси, создавшего проекты домов, построенных на ней.

Дом № 2 строился как доходный для Департамента уделов Министерства Императорского Двора, а в 1836 году его передали Дирекции Императорских театров. После перестройки интерьеров (архитектор А. Кавос) в здании разместилось также Театральное училище.

В 1907 году семья Бруннеров получила казенную квартиру в этом здании. Здесь Леонтию Федоровичу и было суждено закончить свою земную жизнь.

Как старший врач Дирекции, Бруннер вникал во все обстоятельства театральной жизни не только Петербурга, но и других крупных городов, в которых находились Императорские театры. В старании обеспечить здоровье всех служителей этих учреждений, Бруннер, конечно, должен был хорошо знать руководителей театров, главных хозяйственников, режиссеров, многих артистов и музыкантов и даже некоторых рабочих сцены.

 Доктор Леонтий Бруннер. Фото 1906 годаДоктор Леонтий Бруннер. Фото 1906 года

Бывшее здание Дирекции Императорских театров.
Здесь с 1907 по 1942 год жил Л.Ф. БруннерБывшее здание Дирекции Императорских театров. Здесь с 1907 по 1942 год жил Л.Ф. Бруннер

 В 1905 году Бруннеру довелось принять участие в Русско-японской войне, за что он был удостоен медали Красного Креста «В память русско-японской войны». К этому времени у доктора уже были награды: ордена св. Анны 3-й и 2-й степени (1901). Доктор и в дальнейшем не был обделен наградами и чинами. В 1909 году он получил чин действительного статского советника, в 1912 году удостоился ордена св. Владимира 3-й степени.

Поселившись в Петербурге, супруги Бруннер стали активными членами Петербургского Общества борьбы с бугорчаткой (туберкулезом). Вскоре Александра Александровна стала казначеем и попечительницей Общества, а в самом начале 1910-х годов и доктор Бруннер вошел в число его руководителей, сделавшись председателем попечительского отдела.

Вскоре после начала Великой войны Леонтия Федоровича привлекли к медицинскому обеспечению пленных немцев. За успешное выполнение этого и других, связанных с военным временем, дел Бруннера наградили орденами св. Станислава 3-й и 2-й степени.

Его супруга Александра Александровна с началом войны стала членом Городской комиссии по сбору и распределению пожертвований на нужды, вызываемые военным временем. А в Обществе борьбы с бугорчаткой она в 1913 году была избрана товарищем (заместителем) председателя санаторного отдела.

В доме на Театральной улице супругов застали трагические события 1917 года. С установлением советской власти, часть подразделений Министерства Императорского Двора были переданы в Комиссариат имуществ Республики. При этом новом органе существовала медицинская часть. Но в июле 1918 года была создана ликвидационная комиссия, которая упразднила эту часть, а всех ее медиков, фармацевтов и провизоров перевела в ведомство Комиссариата здравоохранения. Датой увольнения Бруннера от службы в медицинской части Комиссариата имуществ Республики считается 15 июня 1918 года.

Но врачебная служба Леонтия Федоровича отнюдь не прекратилась. Он просто стал заниматься частной врачебной практикой. Более того, его семью даже оставили проживать на прежнем месте (только номер квартиры менялся). Вплоть до Великой Отечественной войны доктор проживал по прежнему адресу. Правда, улица уже стала называться не Театральной, а улицей зодчего Росси. Бруннеру даже оставили установленный еще в дореволюционное время телефон, лишь изменили номер.

К началу Великой Отечественной войны Леонтий Федорович проживал на улице зодчего Росси, в доме № 2, квартира 1а. Несмотря на преклонные годы (ему перевалило за 85), ему удалось пережить самые трудные месяцы Блокады. На 30 июля 1942 года его имя даже было внесено в список № 18 на эвакуацию. Успел ли он отбыть из Ленинграда? Ответа нет. Во всяком случае, Книга Памяти «Блокада» указывает, что Бруннер Леонтий Федорович скончался в августе 1942 года. Место его захоронения не известно.

Завершая рассказ о семье Бруннеров, надо упомянуть и о младшем брате Леонтия, Александре Федоровиче Бруннере (1862 – после 1916), офицере, чья служба проходила в основном в рядах Отдельного корпуса Пограничной стражи. Командуя бригадами этого рода войск, Александр дослужился до чина подполковника. Известно, что он был женат.

 

ВЛАДИСЛАВ КИСЛОВ

05.11.18