Ihre Browserversion ist veraltet. Wir empfehlen, Ihren Browser auf die neueste Version zu aktualisieren.


ПОИСК НА СТРАНИЧКЕ

Актуальное

 

Прогноз погоды на  АПРЕЛЬ-2019

 

Новый цикл очерков  "КРАЕВЕДЧЕСКИЙ ЛИКБЕЗ ПО-ГАТЧИНСКИ"

 

"Р.Р.КИНАСТ" -  новый очерк из цикла  "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ"

 

"ПОПОВ И  ТУРЕНКО",  "Г.Г. ФОН ХАКЕВИЦ"  - новые очерки из цикла  "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ"

 

"Г.И.ГРИНЕРВАЛЬД"  -  новый очерк из цикла  "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ"

      

 

 

Приглашаем Вас посетить наш видеоканал на YouTube:

"ВЛАДИСЛАВ КИСЛОВ. РАССКАЗЫ ГАТЧИНСКОГО КРАЕВЕДА"   

 

Очерки Краеведческий ликбез по-гатчински

 

Урок второй

Гатчина 1920-х годов

 

Очерк «Урок первый» из серии «Краеведческий ликбез по-гатчински» вызвал большой интерес среди людей, интересующихся прошлым Гатчины.

Теперь урок второй: «Гатчина 1920-х годов». Но вначале – небольшое предисловие.

Далеко не все периоды истории Гатчины подробно исследованы. Какие-то наработки, конечно, есть. Так, в литературе и интернете можно найти сведения о строительстве Дворца, о жизни его первых обитателей. Это относится ещё к периоду Древней Гатчины. Кстати, довольно подробные сведения об этом и о жизни Гатчины той поры можно найти и в книге «Столетие города Гатчины» (издание 1896 года).

Период Старой Гатчины достаточно подробно (по состоянию до 1896 года) освещён в той же книге.

А вот в периоде Новой Гатчины имеются пробелы, самый большой из которых – время Революций 1917 года и первых лет советской власти. Хронологически это – 1917 – 1919 годы. Есть, конечно, описание этого времени в книге Рузова и Яблочкина «Гатчина. Исторический очерк», изданной в 1959 году в серии «Города Ленинградской области». Но описание это сделано в духе господствовавшей тогда коммунистической идеологии, то есть оно – односторонне и предвзято. А требуется объективный, основанный на фактах и
итогах исторического развития России и Гатчины, беспристрастный анализ, показывающий и положительные, и отрицательные стороны изменений в гатчинской жизни в тот или иной отрезок времени. Так что время 1917 – 1919 годов в Гатчине ещё ждёт своих исследователей.

Теперь о Гатчине 1920-х годов. На основании своих более чем сорокалетних исследований, я постарался объективно осветить процессы, происходящие в Гатчине в это непростое время, главным девизом которого было «Выжить!». Действительно, в самом начале 1920-х годов ещё шла жесточайшая и безжалостная Гражданская война; в стране были разруха, голод, страшные эпидемии; со всех концов угрожали иностранные интервенты! Но Советская Россия (с 1922 года – Союз Советских Социалистических
Республик, СССР, Советский Союз) выдержала все эти напасти!

А теперь начинаем урок.

С февраля 1917 до 3 ноября 1919 года в Гатчине действовало много партий, власть неоднократно менялась, события происходили с такой быстротой, что разобраться во всём этом очень трудно.

В данном очерке речь пойдёт о 1920-х годах. Материалы этого периода, накопившиеся за 40 лет краеведческой работы, дают мне возможность говорить о том, что происходило в Гатчине в то время, что изменилось в жизни гатчинцев с приходом советской власти.

С момента вступления в город частей Красной армии утром 3 ноября 1919 года, в Гатчине установилась советская власть, просуществовавшая до сентября 1941, когда власть в городе на несколько лет захватили фашистские оккупанты. Таким образом, время с ноября 1919 по сентябрь 1941 года можно назвать первым периодом истории Гатчины советской.

Этот первый период надо, на мой взгляд, разделить на две части:

  • 1920-е годы, когда большинство населения Гатчины попросту старалось выжить;
  • 1930-е годы, когда большинство населения уже приспособилось к жизни при новой власти.

Великая французская революция (образец для всех последующих революций) выдвинула три основных принципа: свобода, равенство, братство. Рассмотрим, как они были реализованы в советской Гатчине.

 

Свобода

 

Утром 3 ноября 1919 года жители Гатчины проснулись (кому удалось уснуть в эту тревожную ночь) в так называемой свободной стране. И что? Каждый был волен делать, что хочет? Уехать, куда хочет? Нет! Любые отлучки с мест службы и любые выезды из города без разрешения властей были запрещены. Понятно, что ещё продолжалась Гражданская война, и время было лихое. Но даже в середине 1920-х годов, когда в стране уже был мир, выехать из Гатчины без разрешения не мог никто. Даже, если надо было ехать к больному родственнику, мужу, ребёнку и т. п. Отлучка на работе могла принести виновному в ней большие неприятности, вплоть до передачи дела в Комдезертир - Комитет по борьбе с дезертирами.

Сразу же началось составление списков жителей, с указанием: сотрудничал ли с Белой армией; не ушел ли с белыми кто-то из родных. Чуть позже начали составляться списки так называемых «лишенцев». Это были люди, лишенные избирательных прав и привилегий, к примеру, первоочередного устройства на работу. А неработающие жители не получали продовольственный паёк! Напомню, что в это время был страшный голод и в Петрограде, например, ежедневный паёк состоял из 120 - 150 граммов хлеба!

В категорию лишенцев мог попасть любой житель, если он: не служил на производстве или в государственных учреждениях; был бывшим служителем полиции или бывшим офицером Царской армии; частным торговцем или ремесленником; священнослужителем. Так, известный художник Щербов был отнесён к лишенцам на основании того, что якобы «жил на нетрудовые доходы», т.к. числился домовладельцем.

Формально объявленная свобода исповедовать любой религиозный культ, на деле не соблюдалась. Все, причастные к религии, объявлялись «лишенцами» и подвергались гонениям.

 

Равенство

 

Жителей Гатчины сразу же разделили на две группы:

1. Привилегированные: Рабочие; служащие советских учреждений (управленцы); просто служащие разных учреждений; военнослужащие; члены семей военнослужащих; милиционеры и члены их семей; инвалиды. Люди этой группы получали продовольственные пайки (разные!).

2. Ущемлённые в правах (люди второго сорта): Лица, живущие на нетрудовые доходы; торговцы и члены их семей; бывшие офицеры Царской армии и члены их семей; бывшие полицейские и члены их семей; лица, отбывшие тюрьму; священнослужители и другие лица религиозных учреждений; безработные. Люди из этой группы не получали продовольственные пайки, не пользовались льготами.

С ноября 1919 и до 1922 года, до претворения в жизнь Новой Экономической Политики и ликвидации голода, люди из второй группы, по существу, находились даже в более тяжелом положении, чем жители блокадного Ленинграда во время Великой отечественной войны. Во время Блокады все были равны: пайки получали все, независимо от происхождения и социального положения. В Гатчине начала 1920-х годов у лишенных пайков жителей была возможность выращивать в своих садах и палисадниках овощи. Вдобавок, у финского населения окрестных деревень можно было приобрести молоко и другие продукты. Как в это время выживали в Петрограде те жители, кто не имел пайка и не имел возможности добыть какое-то другое пропитание - трудно даже представить!

 

Братство

 

Гатчине повезло. За всю её дореволюционную историю в городе не было ни одного серьёзного происшествия на национальной почве. Все мирно уживались. Даже появление в Гатчине в годы Германской и Гражданской войн большого количества беженцев и пришлых людей, не изменило этого положения, по крайней мере, в 1920-е годы. А в нашем городе в это время проживали тысячи бывших беженцев, главным образом, поляков-железнодорожников, эстонцев и латышей. Прибавьте к этому несколько сотен местных финнов и эстонцев.

Новая власть не делала различий между людьми разных национальностей. На улице Урицкого (бывшей Николаевской) в 1920-е годы работали эстонская и польская школы 1-й ступени. Бывшая Учительская семинария стала Финским педагогическим техникумом, где готовили учителей для финских школ.

* * *

Итак, из трёх основных принципов - выполнялся лишь один и то по причине традиционно лояльного в Гатчине отношения к представителям разных наций. Так, может быть, советская власть принесла жителям города что-то другое - положительное? И да, и нет.

Пожалуй, самым главным отрицательным моментом было то, что существовавшая в старой России на протяжении многих веков стабильность социального устройства общества, с приходом советской власти рухнула. Устои общества - самодержавие, православие, народность - тоже рухнули.

С установлением в городе советской власти у большинства гатчинцев исчезла вера в благополучное будущее. В это верили, пожалуй, лишь пионеры, комсомольцы, да небольшая часть большевиков-идеалистов. В начале 1920-х годов у части населения ещё сохранялись иллюзии, что советская власть скоро рухнет и жизнь вернётся на круги своя. К концу 1920-х годов эти иллюзии окончательно исчезли. Мне довелось читать воспоминания жительницы Гатчины, баронессы, о том, как её отец ещё в 1920 году созвал семейный совет, на котором заявил, что большевики пришли к власти всерьёз и надолго, а поэтому надо быстрее уезжать из России. Разумеется, большинство домочадцев ему не поверили, но, привыкнув к уважению мнения старшего в семье, безропотно подчинились. Все они остались живы, хотя и очутились вне Родины.

В первые дни после прихода новой власти гатчинцы, наученные горьким опытом первого, краткого, существования советской власти в 1918-1919 годах, с большой опаской выходили на улицу. Но, оказалось, что положение изменилось. Хотя на улицах, как и тогда, ходили военные патрули, но уже не было таких бесчинств пьяных матросских патрулей, как в 1918 году, когда нескольких юношей, воспитанников Сиротского института, патрульные застрелили на месте за отказ снять погоны с Императорским вензелем. Стало меньше ночных арестов и обысков.

В 1918 - начале 1920-х гг. гатчинцы могли отпроситься в Петроград и попасть на приём к начальникам-большевикам и даже к самому председателю ЧК Урицкому, чтобы просить о смягчении участи арестованных родных или знакомых. Однако террор продолжался, хотя и в меньших размерах. Например, сын доктора Белышева, учитель Александр Васильевич Белышев, был расстрелян в Гатчине в ночь с 5-го на 6-е июля 1920 года. Жене Александра, Анне Николаевне, в поисках путей спасения мужа, обвинённого в сочувствии к белогвардейцам, удалось заручиться поддержкой Луначарского и Крупской, но было поздно. Уже потом выяснилось, что Александр Белышев был невиновен. Позднее секретарь Дзержинского, ознакомившись с документами по делу Белышева, сказал бедной вдове: «Живи душа! Он не контрреволюционер, но большой фантазёр. Да, бывают ошибки… На ошибках учимся».

Однако во второй половине 1920-х годов репрессии в отношении жителей Гатчины усилились. Правда, выразилось это не в расстрелах или арестах, а в высылке из города лиц, по мнению властей, неблагонадёжных. Немало семей гатчинских старожилов тогда отправились в ссылку. Я уже писал об их нелёгкой судьбе, рассказывая, например, о семье бывшего старшего врача Кирасирского полка доктора А.А. Иванова и семье бывшего младшего врача того же полка В.Э. Пиккеля.

 

Социальные проблемы и быт

 

В материальном отношении гатчинцы многое потеряли. Если до 1917 года в Гатчине не более 10 % жителей находились «за чертой бедности», то к началу 1920-х годов их стало более 50%. Почитайте у Куприна в «Куполе святого Исаакия Далмацкого», как трудно стало жить гатчинцам в 1918 - 1919 годах. Показателем возросшей бедности может служить следующий факт. Если до 1917 года в Гатчине было всего одно общество, в названии которого присутствовало слово «бедный», да несколько приютов для бедных, то в 1920 году в городе были созданы комбеды - комитеты бедноты, надзирающий за жителями каждого (!) дома! Эти комитеты существовали до 1930-х годов, когда их название изменилось и стало более знакомым современным россиянам: домовый комитет (домком), управдом, управхоз и т.п.

Кроме голода, о котором было сказано выше, главными проблемами в начале 1920-х годов в городе были:

  • Топливный кризис
  • Эпидемии
  • Жилищный вопрос

Наступила зима, а топлива в городе было мало. Дело дошло до того, что жители начали самовольно разбирать на дрова деревянные заборы на улицах, а затем и пилить деревья в парках. Надо было срочно принимать меры к обеспечению жителей и учреждений топливом. С этой целью власти за короткое время сумели организовать добычу и заготовку торфа в окрестностях города. В качестве рабочей силы на торфоразработках использовали жителей, мобилизованных по трудовой повинности. Бытовые условия на разработках оставляли желать лучшего, работа была каторжной, но зато работающим выдавали паѐк. И многие безработные, в т.ч. из «бывших», предпочитали подневольную работу - голоду. Помимо заготовки торфа, проводились также рубки леса на дрова. В течение 1920 года власти города трижды мобилизовывали всѐ работоспособное население на заготовку топлива.

Самой неотложной проблемой была борьба с эпидемиями. Натуральная оспа, сыпной и возвратный тиф, сифилис, туберкулёз - эти болезни имели массовое распространение и уносили много жизней. К чести советского, и гатчинского, здравоохранения, болезни эти к концу 1920-х годов были сведены до безопасного уровня.

Мерой профилактики эпидемий стали субботники. Если в старой Гатчине чистоту на улицах и во дворах обязаны были поддерживать домовладельцы и хозяева магазинов, то теперь порядок стали наводить менее регулярно, но зато везде одновременно и с размахом.

Почитайте произведения Зощенко и Булгакова о 1920-х годах. Вы увидите, что жилищный вопрос имел тогда не меньшее значение, чем голод, холод и эпидемии. Войны, разруха и разорѐнная деревня выплеснули в города миллионные массы беженцев, переселенцев и крестьян. Не стала исключением и Гатчина. Новых жителей города надо было где-то расселить. Советская власть решала эту проблему просто - уплотнением. Слово, а, скорее понятие, «уплотнение» появилось в лексиконе российских граждан в 1920-е годы. «Уплотнение» означало, что прежних домовладельцев выселяли в одну или две комнаты принадлежащего им дома, а все остальные помещения заселяли новыми жильцами. Так было на первых порах. К концу 1920-х и в начале 1930-х годов начался процесс муниципализации, т.е. отъёма у прежних владельцев их домов и передача их во владение городской власти. При этом все жильцы дома оставались в нём по-прежнему, но никто из них уже не имел права собственности на это жильё. Так появилось коммунальное жильё. В своих книгах я не раз рассказывал о жизни гатчинцев тех лет на правах квартиросъёмщиков в принадлежащих им когда-то домах. Всеми делами дома управляли уже упоминавшиеся комитеты бедноты. Они предоставляли в вышестоящие организации сведения о жильцах, давали жильцам разрешение на выезд за пределы города и т.д.

С первых шагов своего существования советская власть повсеместно начала массовые переименования улиц и городов. Так происходило и в Гатчине. К декабрю 1919 года Николаевская улица Гатчины уже стала носить имя Володарского, комиссара по делам печати, пропаганды и агитации, убитого в Петрограде в 1918 году. А в 1922 году в одночасье были переименованы более десятка улиц города. Тогдашние городские власти отнюдь не смутили затраты на это. А ведь страна ещё не оправилась от Германской и Гражданской войн, голода, разрухи и эпидемий. Но большевики понимали, какое сильное влияние оказывает на людей, казалось бы, простая замена имён. Как бывший пропагандист, я считаю переименование улиц и городов одним из самых сильных пропагандистских ходов советской власти. В 1923 году Гатчина была переименована в Троцк и носила это имя вплоть до 1929 года. Затем стала Красногвардейском. Не Гатчиной!

Ныне, Россия, несмотря на все трудности, гораздо благополучнее и богаче Советской России начала 1920-х годов. Так что ссылки на дороговизну переименования всего лишь нескольких улиц (к примеру, Урицкого и Володарского) выглядят неубедительными. За два десятилетия существования новой России Гатчине возвращено всего одно прежнее имя улицы - Соборная.

 

Здравоохранение

 

Организация охраны здоровья населения, создание самой передовой в мире (с 1930-х) системы здравоохранения - это то, чем советская власть может гордиться. Сбылась мечта земских врачей! Но в 1920-х годах советское здравоохранение делало лишь первые, правда, очень важные шаги. Основные принципы советского здравоохранения были провозглашены ещё в 1918 году:

1. Бесплатная, общедоступная, квалифицированная медицинская помощь.

2. Государственный характер.

3. Профилактическое направление.

4. Участие населения в здравоохранении.

5. Единство медицинской науки и практики.

Вопреки сложившемуся у большинства бывших советских людей стойкому убеждению, что медицинская помощь с приходом советской власти сразу же стала бесплатной, документы 1920-х годов свидетельствуют о платности медицинских услуг для значительной части населения страны (и Гатчины). Лишь для некоторых категорий граждан была сразу же введена бесплатная медицинская помощь, но только стационарная (лечение в больницах). Её получали: 

  • Застрахованные (большинство рабочих госпредприятий)
  • Учащиеся ВУЗов (на государственной стипендии)
  • Красноармейцы и их семьи
  • Инвалиды
  • Безработные (с билетом Биржи труда)
  • Дети в детских домах
  • Милиционеры и их семьи
  • Больные заразными заболеваниями

Все остальные жители города получали медицинскую помощь за плату. В 1924 году, например, это стоило:

  • За амбулаторный совет с выпиской необходимых лекарств - 25 копеек
  • Перевязки - 15 копеек за одну перевязку
  • Лечебная помощь на дому - 1 рубль за одно посещение
  • Посещение больницы для первичного осмотра - 2 рубля
  • Один койко-день в больнице (кроме заразных больных) - 50 копеек
  • Роженицы первые 3-е суток по 50 копеек, от 4 до 7 суток - по 30 копеек, свыше 7 суток - по 20 копеек

Соотнесём эти расценки со средней заработной платой в это время. Зарплата в учреждениях здравоохранения, к примеру, составляла: санитарки - менее 30 рублей в месяц; медсёстры - до 35 рублей; врачи - до 85 рублей.

С установлением советской власти самые значительные изменения к лучшему произошли:

  • В оказании медицинской помощи женщинам и детям
  • В медицинском наблюдении за детьми и подростками
  • В зуболечении.

Все дореволюционные лечебные учреждения города продолжили своё существование и при новой власти. Некоторые из них лишь сменили название.

 

Сотрудники Городской больницы Гатчины, именуемой тогда Троцком.
Во втором ряду снизу, слева направо: 2-я - врач С.И. Цетлин; далее - врач Д.А. Докукин; врач Г.И. Гиттельсон; председатель «Медсантруда» (профсоюза) А.И. Шалиско; заведующий Уездным отделом здравоохранения М.П. Скорсюк;
санитарный врач А.Я. Вишневецкий; врач С.Е. ВишневецкаяСотрудники Городской больницы Гатчины, именуемой тогда Троцком. Во втором ряду снизу, слева направо: 2-я - врач С.И. Цетлин; далее - врач Д.А. Докукин; врач Г.И. Гиттельсон; председатель «Медсантруда» (профсоюза) А.И. Шалиско; заведующий Уездным отделом здравоохранения М.П. Скорсюк; санитарный врач А.Я. Вишневецкий; врач С.Е. Вишневецкая

Троцкого, как мы знаем, из СССР изгнали. И город Троцк пришлось спешно переименовать в Красногвардейск. На снимке видно, что часть вывески зачёркнута чернилами и даже подтёрта. В чём дело? Оказывается, Городская больница города Троцка носила имя партийного и советского деятеля Г.Е. Зиновьева, в 1936 году осуждённого и расстрелянного. Надпись на вывеске больницы гласила:

Городская больница

им. тов. Зиновьева

отделения здравоохранения Троцкого уисполкома

Сочетание имён Троцкого и Зиновьева в наименовании больницы - впечатляет. Прежний хозяин фотографии постарался вымарать крамольные имена. Но, к счастью, осмелился сохранить фотографию.

* * *

Надо сказать и о благотворительности. Старая Гатчина, без преувеличения, была столицей российской благотворительности. В начале ХХ века из 15 - 17 тысяч человек населения города - почти 1,5 тысячи составляли учащиеся, преподаватели, воспитатели и обслуживающий персонал Николаевского Сиротского института, а ещё не менее 500 - призреваемые и персонал других благотворительных учреждений. Так что каждый десятый житель нашего города, независимо от возраста, имел самое прямое отношение к благотворительности!

Что изменилось с приходом советской власти? В 1920-е годы в городе действовали все прежние такие заведения, за исключением Сиротского института. Чем была вызвана ликвидация этого мощного благотворительного и учебного учреждения, со сложившейся системой воспитания и обучения, мне не известно.

Поскольку в стране в это время были миллионы беспризорных, в Гатчине в 1920-х годах было открыто для них 8 (!) детских домов, приёмник для несовершеннолетних обвиняемых и детский коллектор-распределитель.

* * *

Как уже было сказано, одним из пяти главных принципов советского здравоохранения было участие самого населения в охране здоровья. С этой целью в новой России формировалась система санитарного просвещения. Гатчина отличилась и здесь. Именно в нашем городе 15 марта 1925 года был открыт уездный Дом санитарного просвещения (ДСП), один из первых в небольших городах России. Одновременно в нашем регионе были организованы ДСП в Пскове и Новгороде. А почему не были организованы ДСП в других, более крупных, чем Гатчина, городах региона - Петергофе или Царском Селе, Нарве или Кронштадте? Загадка. Очередная тайна Гатчины.

 

Читать дальше ≫