Ihre Browserversion ist veraltet. Wir empfehlen, Ihren Browser auf die neueste Version zu aktualisieren.


ПОИСК НА СТРАНИЧКЕ

Актуальное

 

Прогноз погоды в Гатчине на ДЕКАБРЬ-2018

 

"Г.И.ГРИНЕРВАЛЬД"  -  новый очерк из цикла  "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ"

 

Очерки о династии  ОЛЬДЕРОГГЕ  из цикла  "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ"

 

"Н.С.ВУЛЬФЕРТ-БРАСОВА" - новый очерк из цикла  "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ"

  

Очерки  о  СЕМЬЕ БРУННЕР  из  цикла  "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ. ДИНАСТИИ"

 

"Л.О.ЛИНЕВИЧ",  "В.И.МЕЖОВ"  - новые очерки  из цикла  "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ"

 

В очерк  "СВЕТЛЕЙШАЯ КНЯГИНЯ ЛИВЕН" добавлены фотопортреты княгини

  

 

 

Приглашаем Вас посетить наш видеоканал на YouTube:

"ВЛАДИСЛАВ КИСЛОВ. РАССКАЗЫ ГАТЧИНСКОГО КРАЕВЕДА"   

 

Очерки / Выдающиеся жители старой Гатчины / Литераторы

 

Григорий Андреевич Ильинский

(1876 – 1937)

 

В 1895 году в одной из квартир дома № 5/19 на углу Кирочной (Гагарина) и Мариинской (Киргетова) улиц поселился молодой человек, по виду студент. Он действительно оказался студентом историко-филологического факультета Петербургского университета Григорием Андреевичем Ильинским. Хотя учился он на 2-м курсе, но соседи по дому сразу отметили его серьезность и деловитость: возвращаясь в Гатчину после дня учебы в Университете, Григорий, как правило, не тратил время зря, а тут же садился за письменный стол и принимался над чем-то упорно работать. Уже потом, после переезда Григория в Петербург, стало известно, что начинающий филолог работал в Гатчине над своим студенческим сочинением «Орбельская Триодь» (Триоди – это богослужебные книги, содержащие трехпесенные каноны). За эту работу, законченную уже в Петербурге, Григорий получил в 1898 году Золотую университетскую медаль.

 

Фрагмент Орбельской ТриодиФрагмент Орбельской Триоди

Пора однако рассказать о происхождении сего трудолюбивого юноши. Григорий родился 11 марта 1876 года в Петербурге, где его отец Андрей Григорьевич Ильинский, в то время статский советник, служил директором

Хозяйственного управления Святейшего Синода. Мать Григория звали Мария Михайловна.
К моменту рождения Григория отец его уже был хорошо известен, а позднее дослужился до высокого чина тайного советника и должности директора Хозяйственного управления Святейшего Синода. Начинал же он в 1857 году с самых нижних ступеней чиновничьей карьеры, но упорным трудом и старанием добился уже к середине 1860-х годов должности столоначальника II-го отделения означенного учреждения и чина коллежского асессора.

Лучшую характеристику Андрею Григорьевичу дал в своих Дневниках хороший знакомый и, можно сказать, сослуживец его по Духовному ведомству, Святитель Николай Архиепископ Японский (Касаткин), который называл его «замечательно умным человеком».

 

Равноапостольный Николай ЯпонскийРавноапостольный Николай Японский

Просматривая «Дневники» Святителя, я обнаружил, что он, оказывается, бывал в Гатчине и даже жил во Дворце. Вот что он написал по этому поводу:

«20 сентября 1879. Четверг

Согласно данному графу Е.В. [Евфимию Васильевичу] Путятину обещанию, утром отправился в Гатчину, но на утренний поезд запоздал; совершенно как с Чичиковым; «не запоздай», – говорил я кучеру лаврскому; «не запоздаю, как можно», – отвечал он и не тревожил свою жирную лошадь; приехали на Варшавскую, при нас машина свистнула; «вишь ты, запоздали», – хладнокровно заметил Семен; приехали на Балтийскую, – «запоздали», – протянул он опять, – и повернул назад. Возвратившись, встретил несчастную какую-то у дверей; Боже, что за бедность и голь на Руси! «Семь раз на день ломает»…

В час тридцать пополудни отправился в Гатчину. Граф и Ол. [Ольга] Евфимовна встретили на станции; остальное семейство на полдороге к дворцу, где живет граф. Что за милое семейство! Полтора дня прожил точно у родных. К несчастью, все время был болен простудою. Что за парк в Гатчине! Гуляли, но сыро и холодно было, и ломало меня так, что едва терпел.

21 сентября 1879. Пятница

К 5-часовому поезду граф и Ольга Евф. [Евфимовна] опять до вокзала проводили меня. В Петербурге должен был зайти с железной дороги к В.И. Бахштейну, случайно встреченному при отправлении в Гатчину, в качестве кассира 1-го класса на вокзале; но не мог – спешил домой, чтобы сходить в баню, напиться малины и лечь в постель».

Что это за «милое семейство» Путятиных, так ласково принявшее Николая Японского в Гатчине? И снова открытие: граф Евфимий Васильевич Путятин (1803 – 1883) – это знаменитый русский адмирал, путешественник, дипломат, министр народного просвещения и государственный деятель. С Николаем Японским графа Путятина связывали общие дела по Дальнему Востоку и Японии, где адмирал совершил немало полезного для России.

 

 

А его дочь графиня Ольга Евфимовна Путятина (1848 – 1890) вошла в историю Российской империи как фрейлина, член-учредитель и почетный член Императорского православного Палестинского общества, «христианнейшая графиня», покровительница православия на Дальнем Востоке, диаконисса православного храма в Эдо (позднее Токио).

 

 

 

Построить в Японии православный храм задумал святитель Николай. Позднее он записал в Памятном альбоме Собора, что в 1880 году: «По благословению Высокопреосвященного Исидора, Митрополита Петербургского, Профессор Архитектуры в Петербурге, Михаил Арефьевич Щурупов составил план и нарисовал чертежи Собора Воскресения Христова в Токио», а образа для иконостаса собора написал «Придворный Иконописец в Петербурге Василий Макарович Пешехонов».

 

 

Собор освятили 8 марта 1891 года. На торжестве присутствовали 16 японских священников и более 4 тысяч паломников со всей Японии. Святитель Николай позднее написал, что «с фасада Собор очень красив. Белый цвет идет; он знаменует безукоризненность православия пред лицом темного католичества и пестрого протестантства». По свидетельству А, Платоновой:

«Богослужение отличалось необыкновенною торжественностью. Вместе с епископом служили 19 священников и 4 диакона. Пел хор в 150 человек от семинаристов и учениц женской школы, и так хорошо, что на другой день несколько японских газет отметило это пение. Большое впечатление и на христиан, и на японцев-зрителей произвел крестный ход, который обыкновенно совершается при освящении храма. Многотысячная толпа народа в молчании смотрела на это торжественное шествие; многие из неверующих японцев даже обнажали головы».

1 сентября 1923 года храм сильно пострадал во время Великого землетрясения Канто, разрушившего почти весь Токио. Колокольня рухнула и пробила купол, а страшный пожар, сопровождавший землетрясение полностью уничтожил внутреннюю часть Собора.

 

  

За 6 лет Японская православная церковь с помощью пожертвований православных японцев сумела не только восстановить храм, но и превратить его в настоящий центр духовной жизни. Новое здание стало выглядеть немного по-другому.

Храм Воскресения Христова в Токио в 1962 году признан национальным достоянием Японии.

В 1978 году у южной стороны собора была построена часовня в память святителя Николая.

В 1990 году было принято решение о реставрации Собора. В 1992 году начались ремонт колокольни, стен и купола, внутренние отделочные работы. Освящение обновленного храма состоялось в 1998 году.

Храм Воскресения Христова, вмещающий несколько тысяч верующих, является одним из старейших каменных зданий Токио. В Соборе три придела: северный – в честь преподобного Сергия Радонежского, южный – в честь святителя Николая Японского (освящен в декабре 1970 года, вскоре после прославления равноапостольного Николая), третий – в честь Иоанна Предтечи. Туристы из Гатчины, находясь в современном Токио и посещая там собор Воскресения Христова, могут увидеть плоды трудов подвижников православия – святителя Николая Японского и диакониссы, графини Ольги Евфимовны Путятиной – людей, которым когда-то довелось жить в нашем городе.

 

 

Чтобы закончить рассказ о людях, которые могли повлиять на формирование характера Григория Андреевича Ильинского, сообщу, что деяния одного из них – адмирала Евфимия Васильевича Путятина были оценены по достоинству и в старые времена, и теперь. За успех своей миссии в Японии Путятин получил титул графа. Адмирал многократно упоминается в мемуарной книге И.А. Гончарова «Фрегат «Паллада». На этом корабле Путятин впервые прибыл в Японию.

Любопытно, что, будучи студентом, я снимал во второй половине 1950-х годов угол в Ленинграде, в доме № 52 на Литейном проспекте, а в этом доме, бывшем доходном доме Шамшева, в 1837 – 1852 годах проживал И.А. Гончаров, работавший тогда над книгой «Обыкновенная история». Именно из дома № 52 И.А. Гончаров отправился в путешествие на фрегате «Паллада».

Советский писатель Николай Задорнов (1909 – 1992), отец известного писателя-сатирика Михаила Задорнова (1948 – 2017), посвятил путешествию Путятина в Японию тетралогию: «Цунами», «Симода», «Хэда», «Гонконг».

В России Путятину установлено несколько памятников, а три памятника есть в Японии: в городе Фудзи на острове Хонсю; в Симоде и Хэде.

На снимках: памятники Е.В. Путятину в Фудзи. Композиция состоит из нескольких фигур, одна из которых изображает адмирала в лодке с японскими рыбаками.

 

 

 

Вернемся к Григорию Андреевичу Ильинскому. Он родился 11 марта 1876 года в Петербурге. Окончил 6-ю петербургскую гимназию, открытую 20 января 1862 года в бывшем здании Министерства народного просвещения на площади Чернышева (ныне площадь Ломоносова), 2. Учебное заведение имело, как теперь говорят, обучение с филологическим уклоном.

 

  

Конечно, далеко не все выпускники 6-й гимназии мечтали посвятить свою жизнь филологии, но вот Григорий Ильинский другой судьбы для себя и не мыслил. По окончании гимназии он в 1894 году поступил на историко-филологический факультет Петербургского университета. По неизвестной мне пока причине Григорий Ильинский, обучаясь на первых курсах, выбрал для проживания Гатчину.

Об одной его студенческой работе «Орбельская Триодь» написано выше. Была и вторая студенческая работа: перевод части книги Б. Дельбрюка «Введение в изучение языка» (издано в 1904 году).

Окончив в 1898 году университет, Ильинский был оставлен на кафедре славянской филологии для подготовки к профессорскому званию. Кстати, мне довелось в самом начале 2010-х годов не раз побывать на этой и ныне существующей кафедре и даже подарить ее библиотеке немало книг на славянских языках (польском, чешском, словацком, болгарском и сербско-хорватском). Книги сохранились у меня с тех времен, когда я в молодости изучал эти языки и приобретал литературу на них в магазине «Книги стран народной демократии», находящемся в самом начале Невского проспекта. Когда СССР перестал существовать, магазин продолжил торговать книгами, но уже не из этих стран... Между прочим, книги на славянских языках имеются в Гатчинской городской библиотеке им. А.И. Куприна. В 1970-х годах библиотека привлекала меня в качестве консультанта для приобретения в вышеназванном магазине таких книг для формирования в библиотеке специального фонда в помощь изучающим иностранные языки. Позднее я передал из личной библиотеки в дар этому фонду подборку книг на славянских языках. Так что гатчинцы, изучающие эти языки, найдут в библиотеке им. А.И. Куприна книги, ставшие библиографической редкостью, ибо изданы они были в 1960 – 1970 годах, а с тех пор в странах, где они были выпущены, произошли очень большие изменения, да и сами страны – уже не «страны народной демократии».

Пора вернуться к Ильинскому. Становление его, как ученого-филолога, шло успешно и в 1901 году Григория отправили продолжать образование за границу. Два года Ильинский находился в Европе, слушал лекции в университетах Праги, Лейпцига и Вены, преподавал, занимался в архивах.

Г.А. Ильинский изучал морфологию и лексикологию славянских языков, а также палеографию. Не буду вдаваться в подробности: они мало что скажут людям, не занимающимся подобными исследованиями. Но значение этих работ Ильинского было велико. В самом начале ХХ века Григорий Андреевич получил уже достаточную известность в научных и педагогических кругах в России и за рубежом. Ильинского начали приглашать различные университеты. В 1904 – 1907 годах он служил приват-доцентом Петербургского университета. В 1905 году Григорий Ильинский получил звание магистра за работу «Сложные местоимения и окончания родительного падежа единственного числа мужского и среднего рода неличных местоимений в славянских языках. Этимологические исследования».

В 1907 – 1909 годах Ильинский служил доцентом кафедры лингвистики Харьковского университета. В 1909 году был в командировке на Афоне, где занимался копированием древнеболгарских грамот.

После этого Ильинский переехал в Нежин, заняв должность профессора Историко-филологического института, основанного в 1805 году знаменитыми братьями Безбородко и первоначально называемого Гимназией высших наук Князя Безбородко. Тогда это было единственное на всю Россию высшее учебное заведение, действующее в уездном городе.
Одним из самых известных выпускников Гимназии был будущий писатель Николай Васильевич Гоголь.

С 1875 года учебное заведение в Нежине стало называться Историко-филологическим институтом князя Безбородко. Здесь готовили учителей для классических гимназий. На фасаде здания Института имелся фамильный герб Безбородко с девизом «Трудом и усердием». В здании действовала Свято-Александровская домовая церковь, в которой на заутрене в Пасхальную ночь студенты читали Евангелие на двенадцати (!) языках.

 

 

В Нежине Ильинский продолжил работу над материалами командировки на Афон. В 1911 году Григорий Андреевич защитил в Киеве докторскую диссертацию «Грамоты болгарских царей». Работа была высоко оценена: Российская Академия наук удостоила Ильинского Ломоносовской премии.

В 1916 году Ильинский переехал в Юрьев (Дерпт, Тарту), где стал служить на кафедре русского языка и славянского языкознания. Там его и застал 1917 год. Из Дерпта, ставшего эстонским, в 1920 году пришлось перебраться в Саратов.

Советская власть поначалу отнеслась к научным заслугам Ильинского вполне благосклонно, в 1921 году его даже избрали членом-корреспондентом Академии наук РСФСР. Однако уже в середине 1920-х годов некоторые научные воззрения Ильинского начали считаться контрреволюционными. Тем не менее, научный авторитет Ильинского оставался высоким, особенно за рубежом. В 1929 году его избрали действительным членом Западнославянского института в Познани; членом-корреспондентом Болгарской академии наук; а в 1930 году – членом-корреспондентом Польской академии наук.

Ильинскому довелось поработать в университетах Казани и Москвы. Но над некоторыми видными филологами в СССР уже сгущались тучи. В 1933 – 1934 годах начались аресты. Ильинского арестовали 11 января 1934 года. В вину ему ставилась связь с так называемым «венским центром». Так аукнулось, в частности, заграничное признание научных трудов Григория Андреевича.

Приговор по делу Ильинского гласил: 10 лет лагерей на Соловках. Но вскоре лагерь был заменен на трехлетнюю ссылку в Западную Сибирь.

Отбыв срок (в Славгороде), Ильинский в 1936 году поселился в Томске, устроился заведующим библиотекой в местном краеведческом музее. Но долго наслаждаться свободой Ильинскому было не суждено. 19 ноября 1937 года его вновь арестовали, осудили и 14 декабря 1937 года расстреляли.

 

Ильинский Г.А. в молодостиИльинский Г.А. в молодости

Ильинскому принадлежит более 500 (!) работ по славянской филологии. Кроме того, много поздних сочинений попросту пропали после его ареста.

 

 

 

Уже после реабилитации Г.А. Ильинского появились публикации о нем.

  

 

Ныне в Гатчине ничто уже не напоминает о пребывании в нашем городе столь знаменитого филолога, историка, археографа. Дом № 5/19 на углу бывших улиц Кирочной (Гагарина) и Мариинской (Киргетова), в котором во второй половине 1890-х годов жил Ильинский, существовал еще в 1930-е годы, но до наших дней не сохранился.

 

ВЛАДИСЛАВ КИСЛОВ

04.10.18