Ihre Browserversion ist veraltet. Wir empfehlen, Ihren Browser auf die neueste Version zu aktualisieren.


ПОИСК НА СТРАНИЧКЕ

Актуальное

 

Прогноз погоды в Гатчине на ДЕКАБРЬ-2018

 

"Г.И.ГРИНЕРВАЛЬД"  -  новый очерк из цикла  "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ"

 

Очерки о династии  ОЛЬДЕРОГГЕ  из цикла  "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ"

 

"Н.С.ВУЛЬФЕРТ-БРАСОВА" - новый очерк из цикла  "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ"

  

Очерки  о  СЕМЬЕ БРУННЕР  из  цикла  "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ. ДИНАСТИИ"

 

"Л.О.ЛИНЕВИЧ",  "В.И.МЕЖОВ"  - новые очерки  из цикла  "ВЫДАЮЩИЕСЯ ЖИТЕЛИ СТАРОЙ ГАТЧИНЫ"

 

В очерк  "СВЕТЛЕЙШАЯ КНЯГИНЯ ЛИВЕН" добавлены фотопортреты княгини

  

 

 

Приглашаем Вас посетить наш видеоканал на YouTube:

"ВЛАДИСЛАВ КИСЛОВ. РАССКАЗЫ ГАТЧИНСКОГО КРАЕВЕДА"   

 

Очерки / Выдающиеся жители старой Гатчины / Прочие / Гатчинские знакомые Великого Князя 

 

Очерк первый

 

Уже не один раз писал я о знаменитых жителях Гатчины – Великом Князе Михаиле Александровиче (1878 – 1918) и графине Наталье Сергеевне Брасовой (1880 – 1952). В очерках упоминались имена многих гатчинцев, знакомых с семьёй Великого Князя.

***

Недавно мне довелось познакомиться с интереснейшей, впервые увидевшей свет книгой «Дневник и переписка Великого Князя Михаила Александровича: 1915 – 1918». М, 2012. Благодаря этой книге, удалось, наконец, установить, какие отношения связывали некоторых жителей Гатчины и семью Великого Князя.

В Именном указателе этой книги приведены имена многих гатчинцев. Но зачастую, именами и очень краткими описаниями всё и ограничивается. А у меня есть возможность подробнее рассказать о некоторых из этих людей, об их месте в истории Гатчины.

Надеюсь, мои очерки о гатчинских знакомых Великого Князя Михаила Александровича и Натальи Сергеевны Брасовой дополнят содержание вышеозначенной книги, которую настоятельно рекомендую прочесть всем интересующимся историей России и Гатчины.

***

Не буду пересказывать биографии Великого Князя Михаила Александровича и Наталии Сергеевны до 1914 года, времени их поселения в собственном доме в Гатчине. Отмечу лишь, что, если Великий Князь своё детство и юность провёл именно в Гатчине, то Наталья Сергеевна впервые поселилась в нашем городе лишь в 1906 году, став женой офицера Кирасирского полка в Гатчине Владимира Владимировича Вульферта (1879 – 1937).

Не буду также описывать историю любви, возникшей между Наталией Вульферт и Великим Князем Михаилом Александровичем, эскадронным командиром Владимира Вульферта.

***

Михаил и Наталья, став супругами в Вене в 1912 году, лишь в 1914 году вернулись в Гатчину и поселились в собственном доме на Николаевской (Урицкого) улице, в доме  № 24.

 

Бывший дом Великого Князя Михаила Александровича и Брасовой на улице Урицкого (Николаевской). Фото автора. Март 2013Бывший дом Великого Князя Михаила Александровича и Брасовой на улице Урицкого (Николаевской). Фото автора. Март 2013

 

Дом был куплен Великим Князем в сентябре 1914 года за 60 тысяч рублей у прежнего владельца, генерал-лейтенанта Константина Карловича Гернета, бывшего начальника Гатчинского Дворцового управления (в ознаменование 50-летия служения К.К. Гернета в офицерских чинах бывшая Берёзовая, а ныне Хохлова, улица в мае 1913 года была переименована в Гернетовскую).

Участок при доме (и нескольких одноэтажных флигелях) был обширен и простирался от Николаевской почти до Багговутовской (Карла Маркса) улицы. Желая ещё увеличить его, Великий Князь решил приобрести и примыкающий к его участку дом № 65 по Багговутовской улице. Из дневника Великого Князя за 19 января 1917 года: 

 

«Утром откладывал вещи для поездки. В 12 ч. приехала госпожа Беляева для совершения купчей крепости на дом на Багговутовской улице рядом с нашим садом; за нотариуса был помощник Квятковский, свидетели: Вяземские и Джонсон». 

 

Во вновь приобретённом доме на Багговутовской семья Великого Князя не жила, а давала в нём приют своим петербургским знакомым, приезжающим в гости в Гатчину.

Усадьба Великого Князя стала в Гатчине местом, где побывали очень многие известные в Гатчине и России люди. Хозяева, особенно Наталья Сергеевна, были радушны и гостеприимны. В доме постоянно звучали музыка и песни. Сам Михаил Александрович увлекался игрой на гитаре, брал уроки у известных музыкантов.

Итак, уют усадьбы и радушие её хозяев влекли сюда многих людей. Это обстоятельство, а также обширные служебные связи Михаила Александровича, обусловили огромный круг знакомых семьи Великого Князя в Гатчине.

Далеко не всех из этих людей связывали с Великим Князем и Брасовой тесные дружественные узы. Но были и такие, кто стали действительно близкими их друзьями, о которых в Дневнике Великого Князя, в его и Брасовой письмах упоминается с любовью и уважением. 

*** 

Но прежде чем рассказать об этих знакомых, привожу несколько снимков, свидетельствующих, что Михаил и Наталья были счастливы в своём гатчинском доме:

 

  

 

Привожу ещё снимки Михаила Александровича и Натальи Сергеевны в период проживания семьи Великого Князя в Гатчине:

 

  

 

А теперь перехожу к рассказу о гатчинских знакомых Великого Князя Михаила Александровича и Натальи Сергеевны Брасовой.

 

Константин Антонович Котон

(1882 – после 1918)

 

Врач Городового госпиталя Гатчины Константин Котон был по-существу домашним врачом семьи Великого Князя, лечил всех членов этой семьи. В силу этого, а также, благодаря общительному и доброжелательному характеру, Котон стал настоящим другом семьи; чуть ли не ежедневно, бывал в доме на Николаевской, 24, а также несколько раз сопровождал Великого Князя и Брасову в их поездках по России.

Константин Котон родился 15 апреля 1882 года в семье потомственного почётного гражданина Антона Андреевича Котона. Как место рождения Константина, так и сведения о его детских и юношеских годах, мне пока не известны.

С 1907 года в Петербурге уже проживали отец Константина и братья: Станислав Антонович, служащий Контроля сборов Рязанско-Уральской железной дороги; Владислав Антонович; Иосиф Антонович и Юлий Антонович, служащий Контроля сборов Рязанско-Уральской железной дороги.

В 1907 году Константин Котон окончил обучение на врача и в звании лекаря с 1 февраля 1908 года начал службу в Управлении Главного врачебного инспектора, Императорском клиническом институте Великой Княгини Елены Павловны и Императорском повивально-гинекологическом институте. Кроме того, Константин вёл частную практику. В 1909 году он проживал в Петербурге на 7-й Рождественской улице, в доме № 4.

В 1912 году Константин Котон стал врачом-ассистентом Городового госпиталя в Гатчине и вместе с женой, Екатериной Петровной, поселился на Багговутовской улице, 49, в доме Судакова.

 

 

Когда началась Великая война 1914 – 1918 годов, Котон, подобно другим гражданским врачам Гатчины, помимо основной работы, стал служить в лазаретах, организованных благотворительными учреждениями, обществом Красного Креста и состоятельными гражданами города.

23 сентября 1914 года на проспекте Павла I, в помещениях лазарета Кирасирского полка (нынешний военный госпиталь), состоялось освящение и открытие эвакуационного лазарета Императрицы Марии Фёдоровны. На открытие прибыли местные медики – доктора Шевченко и Любимов, врач Котон. Заведовать приглашён почётный лейб-медик доктор Калинин, а врачами – доктор Попов и врач Котон. Персонал сестѐр милосердия был выбран из первого выпуска курсов при Гатчинском госпитале Дворцового ведомства. Попечителем лазарета назначен полковник Николай Николаевич Крестьянов, попечительницей – жительница Гатчины София Дмитриевна фон Рейер, завхозом – её муж, полковник Армин Карлович фон Рейер, служивший во Дворце. Новый лазарет предназначался для 53 нижних чинов и 7 офицеров. Над зданием был поднят флаг Красного Креста.

Среди тех, кто присутствовал при вышеупомянутом событии, знакомыми Великого Князя и Брасовой позднее стали: доктора Т.В. Попов и Н.Н. Калинин; врач Котон; полковник Н.Н. Крестьянов; супруги Рейер.

А знакомство Константина Котона и Великого Князя Михаила Александровича состоялось позднее, в октябре или ноябре 1914 года, когда Великий Князь и Брасова готовились, как и некоторые другие состоятельные жители Гатчины, открыть свой лазарет для раненых и больных воинов.

9 декабря 1914 года состоялось освящение эвакуационного лазарета на средства Великого Князя Михаила Александровича на Багговутовской (Карла Маркса) улице, 9.

Из письма Брасовой Великому Князю Михаилу Александровичу, 10 декабря 1914 года:

 

«Вчера мы освятили лазарет, там всё очень хорошо, чисто и мило. Все комнаты и вещи выкрашены в белый цвет, в столовой среди зелени и пальмочек повесили твой большой портрет, который я привезла из Винницы, очень рада, что он так пригодился. Раненых ещё не привозили. Сёстры все, кажется, очень милые, среди них 2 сестры Левицкие (точнее Левитские – В.К.), дочери Егерского священника (Василия Андреевича Левитского – В.К.)».

 

На открытии лазарета присутствовала Наталья Сергеевна Брасова, ставшая попечительницей учреждения. Заведующим лазаретом назначили врача Городового госпиталя, Константина Антоновича Котона. Заведующей по хозяйственной части стала его жена, Екатерина Петровна Котон. Сёстрами милосердия пригласили Марию Евдокимову и Надежду Александровну Калачёву, заканчивающую обучение на курсах при Госпитале. Сиделкой приняли Татьяну Михайлову, санитаром – Фаддея Голубева.

Лазарет был рассчитан на 30 мест. Следует добавить, что этот лазарет в Гатчине был открыт как филиал большого лазарета, организованного ранее в Петрограде, во Дворце Великого Князя Михаила Александровича. В ознаменование заслуг Наталии Брасовой по организации помощи больным и раненым воинам позднее была выпущена специальная почтовая открытка.

К сожалению, у меня нет дореволюционного снимка здания, в котором размещался лазарет. На снимке, сделанном в 1959 году, мы видим часть этого одноэтажного строения, которое было флигелем основного двухэтажного здания, стоящего в глубине участка и сохранившегося до наших дней. А вот флигель не уцелел: его снесли при строительстве на этом месте профилактория завода «Буревестник». 

 

 

В советское время в строениях, расположенных на этом участке, находился детский дом; позднее основной (двухэтажный) дом стал жилым.

На фото: старшая группа Детского дома на фоне строения, где в 1914 – 1917 годах размещался лазарет Великого Князя Михаила Александровича.

***

Вернёмся к Константину Котону. 11 апреля 1915 года в Аничковом Дворце Петрограда Государыне Императрица Мария Фёдоровна принимала персонал Гатчинского Эвакуационного лазарета, носящего её имя. Почётный лейб-медик доктор Николай Николаевич Калинин представил Императрице попечительницу лазарета Софию Дмитриевну Рейер, хирурга доктора Тихона Владимировича Попова, ординатора Константина Антоновича Котона, заведующую лазаретом Ольгу Карловну Мордвинову, её помощницу Карташевскую, старшую сестру милосердия Ольгу Клавдиевну Тихомирову и младших сестёр: Елену Константиновну Гаврилюк; Елизавету Дельсаль; баронессу Юлию Львовну Жирар де Сукантон; Таисию Иннокентьевну Казачихину, жену штабс-капитана, начавшую работать в сем лазарете в конце прошлого года; Евгению Новицкую и баронессу Ольгу Михайловну Черкасову. По случаю Святой Пасхи все они получили от Императрицы поздравления и пасхальные яйца.

В мае 1915 года персонал лазаретов города получал первые за войну награды:

По лазарету имени Великого Князя Михаила Александровича (№ 11):

Золотую на Аннинской ленте – занимающаяся по хозяйственной части, жена врача К.А. Котона Екатерина Котон.

Серебряную на Аннинской ленте – сёстры милосердия Мария Евдокимова и Надежда Калачёва.

Серебряную на Станиславской ленте – сиделка Татьяна Михайлова и санитар Фаддей Голубев.

Старшему врачу лазарета Константину Котону вручён Знак Красного Креста.

В сентябре 1915 года награду, почётный Знак Красного Креста, получила попечительница лазарета Брасова «за труды по особым обстоятельствам, вызванным войной».

К этому времени Наталья Сергеевна действительно немало сделала для раненых и больных воинов. Кроме лазаретов в Петрограде и Гатчине, Брасова на свои средства содержала такие же во Львове и Киеве.

Брасова и Великий Князь уделяли гатчинскому лазарету особое внимание. Наталия Сергеевна часто посещала его. И Михаил Александрович, несмотря на военные обстоятельства, тоже бывал в нём. 

 

В дневнике Великого Князя записано:

Пятница, 2 января 1915 года:

«После чая зажгли ёлку, потом поехали в наш маленький лазарет, Багговутовская, 9, где 30 раненых солдатиков; заведуют Клевезаль и Котон».

Среда, 9 декабря 1915 года:

«В 11 ¼ часа Наташа и я поехали в наш лазарет, где отслужили молебен после ремонта, присутствовал только персонал лазарета».

На Рождество 1915 года Наталия Сергеевна подарила каждому солдату-пациенту лазарета серебряные часы с вензелем Великого Князя Михаила Александровича и кисет с табаком.

 

***

Великий Князь Михаил Александрович в своём дневнике за 1915 – 1918 годы так писал о К.А. Котоне:

25 июля 1915 года:

«Утром пришёл доктор Котон, который сообщил, что у меня в анализе плёнок найдены дифтеритные палочки. Вот так сюрприз!».

5 октября 1915 года:

«После обеда… мы все (был ещё Л.Л. Жирар де Сукантон – В.К.) поехали к Котонам, которые теперь живут на Люцевской около Приората (дом № 36 – В.К.), квартира очень симпатичная».

8 декабря 1915 года:

«Вечером у нас были Клевезаль и Котон – пришли врагами, а расстались друзьями».

10 декабря 1915 года К.А. Котон уехал с Великим Князем и Брасовой в Москву, а затем – в Брасово, где они были до 27 декабря.

9 января 1916 года:

«К чаю были: В.Р. Клевезаль, Котон с женой и братом и три сестры нашего лазарета, Евдокимова, Бондаренко и две Левицкие. Затем мы зажгли ёлку и раздали всем подарки».

5 – 24 апреля 1916 года К.А. Котон находился с Великим Князем и Брасовой в Брасово. Михаил Александрович записал тогда в дневнике:

13 апреля:

«Утром Константин Антонович мне массировал голову по обыкновению».

17 апреля:

«Котон поехал на глухарей».

19 апреля:

«До обеда Котон и я делали гимнастику».

20 апреля:

«После чая Вяземский, Котон и я ездили верхом. Слышали первого соловья, а днём видели первую ласточку. Погода была солнечная, чудная».

14 июня – 26 июля 1916 года К.А. Котон сопровождал Великого Князя в поездке из Киева в местечко Поток Злоты. Котону там пришлось побывать на фронтовых позициях.

Из дневника Михаила Александровича, 3 июля:

«Котон в пятницу (1 июля – В.К.) утром поехал на позицию к Стрелковому дивизиону, где он заменял доктора; возвратился он сюда сегодня около 6 часов вечера. Он рассказывает, что временами залетали ружейные пули, а также рвались снаряды крупных калибров».

Из письма Великого Князя Брасовой, 12 – 16 июля 1916 года, Поток Златы:

«Котон премилый, хотя он мне и прежде нравился, мы много о тебе говорим, как он, так и его жена тебя страшно любят и преданы тебе».

Из письма Великого Князя Брасовой 2 – 3 августа 1916 года, Усце Зелена (у Днестра):

«… самое главное это относительно твоего здоровья, я так счастлив, что ты чувствуешь себя немного лучше, не пренебрегай советами Котона, потому что я заметил, что он вообще очень хорошо понимает болезни и очень добросовестен и внимателен». 

 

17 ноября – 18 декабря 1916 года К.А. Котон сопровождал Великого Князя и Брасову в Москву и (с 21 ноября) в Ай-Тодор (Крым). Проживал он в Ай-Тодоре не с ними, а в имении у Великого Князя Георгия Михайловича. Постоянно совершал длительные прогулки с Михаилом Александровичем. Потом все они уехали в Брасово, где были до 28 декабря.

 

Ещё из дневника Великого Князя:

29 апреля 1917 года, Гатчина:

«До обеда мне массировал руку Котон».

26 декабря 1917 года, Гатчина:

«… в 4 часа Алёша и я пошли к Котонам, которые недавно переехали на казённую квартиру у Дворцового госпиталя. Наташа и Шлейфера приехали туда в санях, а немного позже пришёл и Джонсон (секретарь Великого Князя – В.К). Мы пили чай. У Котонов живёт жена его брата, - кроме того, был казак (донской) лётчик Александров. Квартира очень симпатичная в нижнем этаже».

6 января 1918 года:

«К обеду пришли Котоны». 

7 марта 1918 года Великий Князь Михаил Александрович, лица его ближайшего окружения, и некоторые другие жители Гатчины были арестованы по постановлению Гатчинского совета и отправлены в ссылку в Пермь.

В ночь с 12 на 13 июня 1918 года Михаил Александрович и Н.Н. Джонсон были тайно похищены из гостиницы, где они жили; вывезены в лес и убиты группой местных чекистов и милиционеров в районе местечка Малая Язовая. 

***

А бывший надворный советник, врач Городового госпиталя Константин Антонович Котон и его жена остались в Гатчине. Что с ними стало в круговерти Гражданской войны? Пока сведений нет.

Ещё один житель дома на Люцевской, где в 1915 – 1917 годах жила семья Котонов, Александр Михайлович Власов, бывший статский советник и делопроизводитель Гатчинского Дворцового управления, был арестован одновременно с Великим Князем, вместе с ним отправлен в ссылку в Пермь, где и погиб от рук большевиков.

 

 

 

ВЛАДИСЛАВ КИСЛОВ

2015 г. 

  

Очерк второй