Ihre Browserversion ist veraltet. Wir empfehlen, Ihren Browser auf die neueste Version zu aktualisieren.


ПОИСК НА СТРАНИЧКЕ

Актуальное

 

 

Приглашаем Вас посетить наш видеоканал на YouTube:

"ВЛАДИСЛАВ КИСЛОВ. РАССКАЗЫ ГАТЧИНСКОГО КРАЕВЕДА"   

 

 

Выдающиеся жители старой Гатчины 

 

 Альфред Иосифович Термен

(около 1855 – после 1914) 

 

Как известно, в старой Гатчине жило несколько известных дипломатов Российской империи. Об одном из них, советнике при Министре иностранных дел России Александре Александровиче Гирсе (1850 – 1923), я уже писал.

Теперь вашему вниманию предлагается очерк о гатчинце, который не был профессиональным дипломатом, но которому довелось вести самую настоящую дипломатическую деятельность в условиях отдельных регионов Российской империи.

Нашу историю начнём с того, что 24 августа 1572 года в Париже, в канун дня святого Варфоломея, католики устроили массовую резню гугенотов – Варфоломеевскую ночь.

Спасаясь от последовавших за этим преследований, немало гугенотов оставили Францию и переселились в другие страны, в т. ч. и в Россию. В конце XVIII века дворяне Термены появились в Петербурге. На их гербе был девиз «Не более, не менее».

 

  

В 1860 – начале 1900-х годов в Петербурге жил купец Иосиф Шарль Франсуа Термен, владелец ренскового погреба. Возможно, именно он и был отцом трёх братьев Термен, оставивших след в истории России.

Альфред был старшим из братьев. О его детских и юношеских годах у меня сведений нет.

В 1890 – 1911 годах он служил в Петербурге офицером 198-го пехотного Александро-Невского резервного полка.

Альфреду довелось в качестве полицейского чиновника немало лет провести в командировках на окраинах Российской империи: в Средней Азии и на Дальнем Востоке. Там он всерьёз увлёкся изучением быта местных народов, собирал коллекции. Выйдя в отставку в чине подполковника, Альфред выбрал Гатчину в качестве места, где он мог бы спокойно заняться обобщением и анализом собранных за время своих командировок материалов. В 1910 году он купил в нашем городе за 5700 рублей у Николая Милиевича и Любови Иосифовны Аничковых дом № 27 на углу Николаевской (Урицкого) и Константиновской (Радищева) улиц.

 

 

Общественная деятельность Альфреда Термена в Гатчине описана мною в книге «Бомбардирская улица» в очерке «Н.Э. Сум и Гатчинское общество любителей природы». Очерк можно просмотреть и в Интернете.

Термен охотно демонстрировал гатчинцам свои богатые коллекции. Отдельные экспонаты он показывал на заседаниях Общества любителей природы. А целиком увидеть коллекции можно было, посетив гостеприимную квартиру Терменов. Туда устраивались настоящие экскурсии, на которых гидом нередко выступала жена Термена, Антуанета Фёдоровна. В 1914 году она, например, провела экскурсию учащихся гимназии Табунщиковой во главе с преподавательницей Е.М. Якоб. Гимназисток тогда особенно увлёк осмотр коллекции, относящейся к культу шаманизма.

В период проживания в нашем городе Альфред Термен издал свои книги: «Среди бурят Иркутской губернии и Забайкальской области. Очерки и впечатления» (СПб, 1912) и «Воспоминания администратора: Опыт исследования принципов управления инородцев» (Пг, 1914).

 

 

Во второй книге Термен рассказал о своей деятельности в одном из районов Туркестана и об использовании законов Ислама для улучшения управления и сближения русской администрации с местным населением.

 

 

Многие выводы, сделанные когда-то Альфредом Терменом в этой книге, актуальны и в наши дни.

 

 

Из книги мы узнаём также, что Альфреду Термену довелось служить в качестве полициймейстера в Мукдене.

 

 

Заслуги Альфреда Иосифовича Термена в исследовании разных мест Российской империи позволили ему стать членом Императорского Русского географического общества.

Свой приусадебный сад семья Термен своими стараниями уже к весне 1913 года превратила в образцовое садоводство «Любитель», простирающееся от Николаевской до Александровской улицы. Здесь выращивались комнатные культуры, саженцы сирени, садовых деревьев и кустарников, редких цветов; давались консультации по устройству и содержанию садов; производилась декорация растениями; изготавливались венки и букеты.

На базе садоводства «Любитель» Гатчинское общество любителей природы вело в 1914 – 1917 годах практические занятия бесплатных курсов садоводства и огородничества.

С началом Великой войны, в конце июля 1914 года, Альфред Термен, как и некоторые его знакомые и друзья, в числе первых в Гатчине был призван в армию и получил назначение начальником ополченской бригады. Далее следы Альфреда Термена затерялись.

Жена его, Антуанета Фѐдоровна Термен, 19 декабря 1914 года окончила курсы сестёр милосердия (2-й выпуск) при Городовом госпитале Гатчины. Дальнейшая её судьба мне тоже не известна.

Теперь о братьях Альфреда. Средний брат – Иосиф Франц Теодор Иосифович Термен (1860 – после 1910) – выбрал для себя профессию художника. В 1897 году Иосиф Термен был уже архитектором, классным художником 1-й степени, помощником библиотекаря Центрального училища технического рисования барона Штиглица в Петербурге. Служил также в Городской управе.

Младший брат – Ричард (Ришар) Иосифович (полное имя – Алексей Ричард) Термен (1870 – 1938) стал офицером. Служил вначале в артиллерии, потом в пехоте. Везде проявил себя с лучшей стороны.

Во время Великой войны 1914 – 1918 годов Ричарду довелось служить на Кавказе и в Турции (в занятых Россией областях). Кроме других наград, он был отмечен присвоением чина генерал-майора и награждением Георгиевским оружием.

Революцию Ричард Термен не принял. В эмиграции находился в Турции, потом в Болгарии. Состоял помощником директора кадетского «Родного Корпуса» в Софии. Написал военно-педагогическую книгу «Кадетские традиции: собою жертвовать за Русь мощную и святую» (София, 1930). Умер в Софии.

Ричард Термен, подобно брату Альфреду, был востоковедом. Знание этого предмета он получил на Офицерских курсах восточных языков при Азиатском департаменте Министерства иностранных дел в 1893 – 1896 годах. В 1905 – 1908 годах Ричард Термен был русским вице-консулом в Ване.

Вот что я нашёл в Википедии о дипломатической деятельности Ричарда Термена:

«Подобно большинству эмигрировавших в Россию гугенотов, Ришар Термен преданно служил государственным интересам второго Отечества, выполняя, подчас, весьма ответственные и рискованные поручения. Летом 1906 года - в период очередного обострения русско-турецких отношений - штаб Кавказского военного округа командировал российского вице-консула в Ване Термена в номинально находившийся под османским суверенитетом высокогорный санджак Хаккяри, населённый ассирийцами-несторианами. Эффективно сопротивляясь иноземному гнёту, ассирийцы-несториане сподобились создать в глубине Анатолии теократическое правление, в чём-то подобное черногорскому.

В июле 1906 года надворный советник Термен получил аудиенцию у несторианского патриарха Беньямина Мар-Шимуна. Это было через 11 лет после устроенной турками в 1895 году резни ассирийцев и армян в Диярбекире. Энергичный 20-летний патриарх произвёл на дипломата весьма благоприятное впечатление - и Термен спросил его «открытым текстом»: чью сторону возьмут несториане в случае ожидаемого конфликта России с Турцией? Мар-Шимун ответил:

«Если Россия займёт Ван, мы сможем выставить 40-тысячную армию и завоюем для России территорию от Битлиса до Мосула. 20 тысяч солдат я смогу послать туда, где это нужней всего будет России, остальные же 20 тысяч останутся здесь для обороны ассирийцев».

Комментируя в официальном отчёте слова патриарха, Термен высказал глубокое личное убеждение, что реальный успех Ассирийского дела возможен лишь:

«…в том случае, если они будут бороться за свою полунезависимость, которую им нужно дать наподобие Хивы и Бухары».

В тогдашнем геополитическом контексте, данное решение могло бы дать Российской империи серьёзный перевес над империей Османской...

Терменовский проект полунезависимой Ассирийской державы был близок к своей реализации - чему, однако же, помешал тесный альянс внешних и внутренних врагов России…

…Термен уже тогда уделил большое внимание геополитическим проискам Великобритании, уже «подмявшей» под себя Южный нефтеносный Иран, а теперь запустившей свои щупальца в Восточную Анатолию! Позднее, в 1914 - 1920 годах, ход Первой мировой и Российской Гражданской войн подтвердил, что Британия, хоть и была кровно заинтересована в ослаблении Турции, - отнюдь не желала усиления России за турецкий счёт...».

 

ВЛАДИСЛАВ КИСЛОВ

2016 г.